«Чернобыль: печать катастрофы в судьбе одной семьи» Владимир и Светлана Мироновы из Малориты

26 апреля 1986 года. Этот субботний день чёрной меткой вошёл в историю, вмешавшись в судьбы многих тысяч людей. Изменил он и привычную жизнь семьи Мироновых. Владимир и Светлана жили в городе Ветка Гомельской области. На то время в молодой семье было уже трое деток — семилетний Юрий, пятилетний Михаил и 10-месячный Костик. Работа, устроенный быт в уютной трёхкомнатной квартире… Разве могли они представить, что всё это придётся потерять и начинать жизнь заново.

Фото райгазеты «Голас часу»

— Ни в день аварии, ни назавтра мы, конечно же, ничего не знали. Впервые услышали о том, что произошёл взрыв на атомной станции, от сестры, которая ездила в Пинск забирать ребёнка из санатория. От неё услы­шали название города – Чернобыль, — вспоминает прошлое Светлана Фёдоровна.

Про такой украинский город Мироновы никогда не слышали, больше на слуху был город Тернополь, поэтому решили, что ослышались, и стали искать на карте этот город. Увидев, что он далеко, успокоились. Кто мог подумать, что авария случилась всего в 120 километрах от Ветки.

Не зная ничего о радиации, молодые родители гуляли с детьми по улице, оставляли малыша спать на свежем воздухе в коляске. И даже если что-то в окружающей природе вызывало удивление, совсем не придавали этому значения.

— Мы отправились гулять с детьми. Было голубое-голубое небо, яркое солнце и необычайно розовые облака. Вдруг налетел резкий ветер,  полил дождь, — вспоминают дни чернобыльской трагедии Светлана Фёдоровна и Владимир Николаевич.

Что нёс этот пятиминутный дождь на землю, все узнали гораздо позже. Даже то, что вдруг один за другим многие в семье испытали симптомы отравления, которые через день-два прошли, практически не вызвало подозрения.

Тревога,  как вспоминают Мироновы, появилась, когда стали пролетать над городом вертолётные звенья и началось первое отселение из 30-километровой «чернобыльской» зоны.

В начале мая, когда ста­ло известно о слу­чив­шейся аварии, реше­но было, что Светлана вмес­те с детьми отправится к родственникам в Татарскую АССР. Домой вернулись они только в августе. С этого времени на протяжении шести лет Мироновы жили в постоянных размышлениях и сомнениях.

 

Впрочем,  жизнь в небольшом городке на Гомельщине текла своим че­редом. Правда,  с некоторыми корректировками. Как вспоминают Мироновы, появился список продуктов, употреблять которые категорически запрещалось. В него вошли костный буль­он, молоко (его заменили на сухое),  ягоды смородины, шпинат, щавель и многое другое. Изменился и вид города. После того, как сняли верхний радиационный слой грунта,  улицы и территории организаций и учреждений в прямом смысле слова закатали в асфальт.

На отъезд,  когда началась следующая волна отселения,  семья Мироновых решилась не сразу.

— Радиацию мы не видим и не ощущаем. Это не горит, не пахнет, не течёт, поэтому не воспринимается, как обычная стихия. К тому же многие,  кто уезжал, не приживались на новых местах и возвращались. Не хотелось, чтобы и у нас было так.

И всё же Владимир Николаевич и Светлана Фёдоровна понимали: надо ехать ради здоровья детей.

— Можно сказать, что сама судьба распорядилась, чтобы мы попали именно в Малориту. Дважды до этого мы планировали переезд. В первый раз была возможность обосноваться в Городке Витебской области, но зимой с тремя детьми отправиться в неизвестность мы не отважились. Был ещё вариант переехать в Пружаны,  даже работа там нашлась для двоих, но снова не решились, — рассказывает Светлана Фёдоровна.

Получив очередное предложение на переезд, на этот раз уже в город Малориту, Мироновы решили: надо ехать, тем более, что и врачи настоятельно рекомендовали выбрать новое место жительства. На разведку отправился глава семьи. Посмотрел городок, уладил вопросы с жильём (семье предоставили четырёхкомнатную квартиру в новом, только что достроенном доме),  разведал,  куда можно устроиться на работу, закупил «чистые» продукты и вернулся в Ветку за семьёй.

Попрощавшись  с родными, здав государству свою трёхкомнатную квартиру,  собрав мебель (увозить можно было то, что проходило контроль по уровню радиации), семья отправилась в путь. В Малориту Мироновы приехали в июне 1992 года.

— Как сейчас помню: мы едем по городу, уже темно, в свете фар видим вдоль дороги акацию, которая вся в цвету, как в подвенечном наряде. Такой красотой встретила нас Малорита, — рассказывает Светлана Фёдоровна.

Но далеко не всё было так радужно. Владимир Николаевич нашёл работу сразу. А  Светлане Фёдоровне довелось сначала забыть о дипломе воспитателя и устроиться рабочей на хлебозавод.

— Расстроили нас поначалу и разговоры о том, что здесь находится ракетная часть, а значит, может быть, тоже есть радиация, — делились воспоминаниями Мироновы. Но сомнения быстро развеял отец Светланы, который был военным пенсионером и на то время работал радиологом. Набрав в лесу черники и грибов,  Мироновы передали гостинцы в Ветку и были обрадованы, когда отец позвонил и сообщил, что в них нет даже минимальной дозы радиации.

Жизнь в новом городе постепенно входила в свою колею. Как признаётся Владимир Николаевич,  он быстро прижился на новом месте. Светлане Фёдоровне оторваться душой от Ветки, где остались родители, куда вернулась, не выдержав переезда, сестра, было значительно тяжелее.

— Как перелётную птицу меня каждую весну тянуло домой, на Гомельщину. И мы обязательно ехали на Радоницу в Ветку. И сейчас ездим, — рассказывает Светлана Фёдоровна.

Почти три десятиле­тия жизни семьи Мироновых связаны с Ма­лоритчиной. Здесь выросли сыновья, все трое получили военную профессию. Юрий и Михаил остались на воинской службе, а Константин решил выбрать гражданскую специальность. У Светланы Фёдоровны и Владимира Николаевича семь внуков — их гордость и радость. В семье Мироновых к труду всегда было особое отношение. Поэтому с первых лет жизни на Малоритчине у хозяев появился дачный участок, на котором трудилась вся семья, выращивая чистый урожай. Вот и сейчас на окнах в доме немало рассады. Причём в большинстве это рассада цветов. Летом на грядке рядом с овощами расцветают и радуют глаз лилии, ирисы, гладиолусы, астры и другие цветы. Их Светлана Фёдоровна любит дарить знакомым и соседям, радуется сама,  радуя других.

Светлана МАКСИМУК.

Добавить комментарий


error: Незаконное копирование материалов сайта запрещено!