«Чёрный лес забвения» Репортаж из заброшенной ракетной части в Малоритском районе

В этом году исполняется ровно тридцать лет, как на территории Малоритского района, в урочище Черный лес, перестала существовать сверхсекретная воинская часть. Еще 22 июля 1989 года там состоялось последнее комплексное занятие, а спустя несколько месяцев на утилизацию на станцию Лесная, что под Барановичами, были вывезены последние баллистические ракеты средней дальности  Р-12, приводившие в ужас Западную Европу.

Фото rvsn.ruzhany.info

Фото http://rvsn.ruzhany.info

Уничтожение мощнейшего вооружения состоялось в рамках подписания бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности между СССР и США. Михаил Горбачёв и Рональд Рейган обязались не производить, не испытывать и не развертывать баллистические крылатые ракеты наземного базирования средней (от 1000 до 5000 километров) и малой ( от 500 до 1000 километров) дальности. Однако американцы в этом вопросе обыграли Горбачёва, оставив на вооружении ракеты средней дальности на авианосцах.

Ядерный щит

Тем не менее, почти три десятилетия в Черном лесу базировался сверхсекретный 44-й ракетный полк. Как рассказал председатель Малоритской  организации ОО «Белорусский союз офицеров»,  майор в отставке Леонид Подолинский, 44-й полк был сформирован еще во время Великой Отечественной войны как артиллерийский противотанковый полк. В составе 16-й мотострелковой дивизии он дошел до Кенигсберга. За боевые заслуги получил звание гвардейского. В 1960 году вместе со всей мотострелковой дивизией он попал под хрущевское сокращение «миллион двести» и перестал существовать. Однако в 1961 году полк вновь был сформирован,  только в составе 31-й ракетной дивизии РВСН. Вначале местом дислокации был выбран Кобрин, но спустя какое-то время, после строительства всей необходимой инфраструктуры, полк перевели в Малориту. Ускоренными темпами велось возведение военных объектов и в Черном лесу. 31 декабря 1961 года полк заступил на свое первое боевое дежурство.

Воинская часть настолько была засекреченной, что на топографических картах вообще ничего не обозначалось. И только спустя какое-то время на более новых картах в урочище Черный лес был нанесен пионерский лагерь. Для того да и,  впрочем,  для сегодняшнего времени тоже это был уникальный военный объект, являющий собой своеобразный ядерный щит. К примеру, из 2300 баллистических ракет средней дальности полета, что были на вооружении СССР, 20 находились в Малоритском районе. Это было мощнейшее и страшнейшее оружие, в случае применения которого все живое погибло бы на планете Земля.

Мощность одной ракеты составляла 1 мегатонну (100 тысяч тонн) в тротиловом эквиваленте. Площадь поражения  — 100 квадратных километров, а дальность полета – 2100-2280 километров. Р-12, длина которой составляла почти 22 метра, запускалась с наземных пусковых установок или столов, куда устанавливалась перед стартом. Существовали выносные боевые стартовые позиции, куда выезжали для учебной тренировки ракетчики. Старшее поколение малоритчан должно прекрасно помнить ночные марш-броски ракетчиков и рев двигателей техники по тихим улицам спящей Малориты.

Малоритский полк состоял из двух дивизионов, в которых имелось по  4 наземных установки. Всю эту мощь обслуживало почти 1500 солдат и около 400 офицеров и прапорщиков. В Черном лесу существовал настоящий военный городок с развитой инфраструктурой.

Беспощадное дыхание времени

Вместе с Леонидом Подолинским, который с 1976 по 1989 годы служил помощником главного инженера, начальником службы вооружения ракетной части, едем на первый дивизион. Бывший секретный объект, по словам Леонида Ивановича, из-за отдаленности от населенных пунктов, больше сохранился, нежели второй дивизион. Дорога, напоминающая стиральную доску, петляя, теряется в лесу. Здесь не разгонишься, ехать надо аккуратно. Леонид Иванович погружается в воспоминания.

— А ведь по этой дороге, где не было ни единой ухабины, меня, как и других моих однополчан, несколько огромных «Кунгов» отвозили на службу, — рассказывает майор в отставке. – На дежурство заступали на семеро суток,  дома оставались жены с детьми. О работе не говорили, понимали важность и значимость секретного объекта.

Не доезжая несколько километров до первого дивизиона, сворачиваем налево. Между первым и вторым дивизионами, где-то спрятавшись среди сосен и зарослей кустарника, должен находиться еще один важный объект – выносной узел связи. А вот и он: в нескольких метрах от дороги едва заметен бункер. Во время холодной войны здесь находилось всё необходимое оборудование, чтобы обеспечивать бесперебойную связь полка. Входим в бункер. Здесь сыро, темно и пусто. Всё, что не вывезли военные, разобрали на цветные металлы местные жители. Бункер достаточно вместителен. Здесь был свой санузел, душевая и столовая. В случае нападения врага узел мог функционировать долгое время автономно.

Дальше наш путь лежит к первому дивизиону. По обе стороны дороги в глаза бросаются непонятного происхождения выбоины, покрытые густым черничным кустарником.

— Нет,  это не дело рук черных металлоискателей,  — усмехаясь, говорит наш провожатый. – Это обыкновенные капониры. Вот они-то хорошо сохранились, несмотря на время, которое безжалостным катком забвения прошлось по другим объектам.

Несмотря на разруху и запустение, первый дивизион впечатляет и даже внушает некий трепет. От контрольно-пропускного пункта практически ничего не осталось: ни массивных ворот, которые скорее всего пошли на металлолом, ни самого здания. Более-менее сохранились коробки штаба полка и двухэтажные казармы.

Их   не разобрали на стройматериалы, чего не скажешь о кабелях связи, которые буквально вырывали из земли искатели цветных металлов, оставив после себя траншеи, словно незаживающие уродливые  шрамы на теле земли. Кстати, на сохранившихся объектах везде вырвана вся электропроводка.

Словно желая хоть чуточку исправить варварское отношение времени и равнодушие самих людей там-сям на бывших некогда красивых клумбах всё так же продолжают цвести фиолетовые колокольчики и нежно-синие ирисы. Природа берет своё: ничего не осталось и от КПП боевой зоны, а также бомбоубежища. Лишь клочки оборванной проволоки напоминают, что здесь когда-то была натянута металлическая сетка, находящаяся под напряжением 1730 вольт. Более-менее сохранились ангары, где стояла боевая техника, стартовая позиция ракет Р-12 да гаражный комплекс.

Представляю, какие чувства, находясь здесь, испытывает Леонид Подолинский. Он не может простить и понять, как можно было разрушить такую солидную базу, где сейчас господствуют разруха да проводятся игры в страйкбол. 

— Когда полк уходил, всё полностью законсервировали, — вспоминает майор. – Потом здесь какое-то время располагался отдельный десантный батальон,  а затем дислоцировался полк связи. А ведь можно да и нужно было бы всё сохранить. К сожалению, время сделало свое дело.

Екатерина Яцушкевич.

Поделиться:
  • 7
  • 107
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий


error: Незаконное копирование материалов сайта запрещено!