Долгожители Николай и Акулина Томашук из Мокран (Малоритский район)

Как сообщили газете «Голас часу» в управлении по труду, занятости и социальной защите Малоритского райисполкома, на территории района проживает 109 долгожителей, из них 90-летний рубеж перешагнули 87 женщин и 22 мужчины. Один из старейших жителей Малоритчины Николай Иванович Томашук живет в Мокранах. 14 августа нынешнего года дедушке, который является ветераном Великой Оте­чественной войны, исполнилось 98 лет, а его супруга – Акулина Гавриловна свой 95-летний юбилей отметит 2 ноября. Сотрудники «Голаса часу» отправились в приграничный агрогородок Мокраны, чтобы узнать, как сегодня живут Николай Иванович и Акулина Гавриловна.

В гости к Томашукам едем вместе с председателем Мокранского сельского Совета Петром Губеем, который частенько навещает пожилую пару, чтобы справиться о здоровье,  узнать,  не нуждаются ли в чем-либо старики.

— Дедушка держится молодцом,  в прошлом году еще сам за продуктами в магазин ходил,  — говорит Петр Викентьевич.

Во дворе Томашуков чистота и порядок. Небольшой,  но добротный домик стоит в окружении цветов. Несмотря на ранние заморозки, астры ещё радуют хозяев и прохожих яркими осенними красками, согревая душу солнечным теплом. В сенях,  радушно распахнув двери, нас встречает дочь Николая Ивановича и Акулины Гавриловны Мария Николаевна,  которая и сама разменяла седьмой десяток. Женщина ухаживает за своими родителями,  возраст у обоих все-таки солидный.

— С удовольствием забрала бы их к себе в Малориту, — рассказывает Мария Николаевна. – У меня трехкомнатная квартира,  но, к сожалению, на пятом этаже, а папа с мамой каждый день привыкли бывать на улице. Спуститься, может, еще и не проблема,  а вот подняться старикам будет не под силу. А тут зима на носу. Дров, чтобы протопить каждый день печку в родительском доме, я не натаскаю, у самой ноги больные. Но выход нашелся. Повезло на время снять дом со всеми удобствами в райцентре, так что в скором времени мы переезжаем. Старики, конечно, не очень хотят,  привыкли к своей деревне, к родному дому, где все до боли дорого и знакомо. Успокаиваю,  говорю,  то это вынужденная временная мера.

Николай Иванович и Акулина Гавриловна родились и выросли в Мокранах в многодетных семьях. У обоих детство было безрадостным. Чтобы прокормить большую семью,  дети трудились наравне со взрослыми. Правда, Николая родители особо не заставляли работать, жалели мальчишку, который родился совсем слабеньким. Со временем здоровье у парнишки только ухудшалось. Сильно болела нога, Николай практически не мог передвигаться. Местные врачи только руками разводили,  мол, все, что сможем сделать — это ампутировать конечность. Николай обречен был стать инвалидом, если бы однажды в их избу на ночлег не попросился странный путник. На первый взгляд, это был обычный старец,  шедший в сторону Великориты по  каким-то своим делам. Разговорившись со Степанидой, мамой Николая,  дедушка узнал о страшной болезни мальчика.

— Не горюй, хозяюшка, проживет твой сынишка долгую жизнь, — сказал старец и начал шептать над мальчонкой слова непонятной молитвы, а потом смазал больную ногу черной, как сажа, мазью. – Одна только просьба к тебе, хозяйка, попроси мужа своего, чтобы меня завтра в Великориту подвез. Дело есть у меня там.

Сказано — сделано. Поутру Степанида собрала в котомку кое-что из продуктов и, благословив в дорогу супруга, отправила его вместе с незнакомцем в дорогу. Ворчал про себя Иван: дома работ невпроворот, а тут в неблизкий путь отправляться следует. Едут, молчат. Вдруг, недоезжая до деревни Гусак, старик говорит Ивану: «Останови телегу здесь, я сойду». Вокруг лес дремучий, ни тропинки, ни деревни и близко не видать. Пока мужчина разворачивал лошадь с телегой, старичка и след простыл, будто бы и в помине его не было. Перекрестился с перепугу Иван и поехал назад домой. Хотите верьте – хотите нет, но с того момента мальчик стал поправляться.

— В 9 лет я смог пойти в первый класс, — вступает в разговор Николай Иванович. – Окончил 3 класса польской школы. Жизнь шла своим чередом, а потом …. началась Великая Оте­чественная война, страшные и долгие годы оккупации.

На несколько минут дедушка умолкает, его память возвращается в те далекие сороковые, когда даже дети в одночасье становились седовласыми стариками, видя те зверства,  что творили на родной земле нацисты. На глазах у дедушки заблестели слёзы.

— Отец не очень любит вспоминать то время, — отмечает дочь Мария. – Слишком много пришлось пережить.

В 1944 году 23-летний Николай Томашук,  как и многие его ровесники,  был призван в ряды Красной армии. Впереди лежал один путь – на Берлин. Времени на обучение новобранцев, как вести себя в бою, особо не было. Николай Томашук, как и тысячи других красноармейцев, участвовал в освобождении Варшавы, где его при форсировании Вислы тяжело ранило.

Целый год Николай Иванович провел в госпитале, перенеся не одну операцию. Врачи не давали никаких прогнозов. Но молодой организм сопротивлялся страшному недугу и все-таки победил его. Солдату очень хотелось жить, вернуться побыстрей на родину, обнять братьев и сестер,  прижать к груди мать. Месяц из Казани, где лечился, Николай добирался домой. И несмотря на то,  что ехать приходилось в товарных вагонах  и видеть почерневшую от крови и пепла землю – это был самый счастливый и радостный путь в родной край.

Домой Николай вернулся инвалидом. Но он никогда не сидел без дела. Имея золотые руки, он мог из дерева смастерить все, что угодно. Время от времени ходил в колхоз,  работал на сеялке,  чинил орудия труда. В Мокранах он встретил свою единственную на всю жизнь радость и любовь — Акулину. Заметив однажды на местных танцах статную красивую девушку, Николай  сразу осознал, что влюбился раз и навсегда. Мужчина делал все возможное, чтобы понравиться не только своей избраннице, но и ее отцу, который никак не хотел отдавать дочь замуж  за инвалида да еще из бедной семьи. Но это было другое время, и молодые своей любовью убедили упрямого родителя, что им суждено быть вместе. С тех пор прошло 68 лет,  а нежность,  забота и любовь все так же царят в доме Томашуков.

— Они не могут быть друг без друга, — говорит дочь Мария, — словно те голубки, всегда вместе. И что самое удивительное,  папа всегда с нежнейшим трепетом относится к маме. Это проявляется даже в мелочах. Например,  на завтрак кормлю его творожком, а он мне говорит: «Дай Акулине». И так всю жизнь старался отдать все лучшее своей жене.

— В чем секрет семейного долгожительства? – спрашиваю у Акулины Гавриловны, лицо которой вдруг озаряется такой обворожительной улыбкой,  словно лучи солнышка в доме заискрились.

— В трудах и заботах друг о друге, в верности и любви, — отвечает хозяйка.

Они никогда не отдыхали на заморских курортах, а бронзовые загары им дарило мокранское солнце. Николай Иванович и Акулина Гавриловна жили скромно в ежедневных трудах, никогда  не завидовали другим,  вырастили двоих детей, дождались внуков и правнуков. Они и есть самое главное и бесценное богатство в их непростой жизни.

Екатерина Яцушкевич.

Поделиться:
  •  
  • 26
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий


error: Незаконное копирование материалов сайта запрещено!