«От 20 коров до хозяйства-миллионера» 48 председательских лет Леонида Леонова (Малоритский район)

История Малоритского района да и Брестчины в целом неразрывно связана с именем поистине легендарного человека – Леонида Ивановича Леонова, который на протяжении 48 лет не просто возглавлял колхоз «Заветы Ленина», а сумел сделать хозяйство передовым, вложив в него все свои знания, всю силу и любовь. «Заветы Ленина», а ныне СУП «Хотиславский» — детище Леонида Леонова, его жизнь и судьба.

Молодой председатель

В 1950 году после окончания Витебского сель­ско­хозяйственного техникума молодой паренек Лео­нид из деревни Лучонки, что на Смоленщине, по рас-пределению приезжает в Малориту. Начинающий агроном тогда еще не знал, что именно деревня Хо­тислав, которую он со временем прославит на всю рес­публику, станет для него второй родиной. Здесь он создаст семью, вырастит троих детей, дождется шес­терых внуков и пятерых правнуков. Но все это будет потом, а пока Леонид Леонов устраивается на свое первое рабочее место – агрономом в управление сельского хозяйства, спустя какое-то время он пе­ре­ходит на должность  помощника начальника по­ли­т­от­де­ла по комсомолу. Перспективного и це­леустрем­­ленного парня замечает ру­­ко­водство области. 

— Однажды меня вы­зы­вают в облсельхозпрод и пред­лагают поехать на учебу в Тимирязевскую сельхозакадемию, что в Москве, — вспоминает Леонид Иванович. – Обра­до­вавшись, я, конечно, сразу не раздумывая со­гла­сился.

Но по приезду в Ма­ло­ри­ту Леонида Леоно­ва ждало глу­бокое разо­чарование. За­нимавший в то время должность секретаря райкома партии Вла­­димир Коваленко пор­вал направление на учебу, объяс­нив свой поступок тем, что в таких специалистах, как Лео-нид Леонов, очень нуждается район, и предложил аг­ро­ному возглавить колхоз в Хотиславе. Выбора у Леонова не было: раз партия сказала: «Надо!», комсомол от­ветил: «Есть!»

С непростыми мыслями ехал Леонид Иванович на скрипучей телеге, колеса которой время от времени вязли в сыпучем песке, из Малориты в Хотислав на от­четно-вы­борное собрание. Пе­ред глазами молодого че­ловека предстала да­леко не ра­дужная кар­тина: бескрайние пески сменялись топким бо­ло­­том. Дороги как таковой до Хотислава и в помине не было, добирались лес­ными тропами. То первое собрание, когда его из­брали председателем кол­­­хоза, Леониду Ива­новичу запомнится на­дол­го. В на­ку­ренном по­ме­щении долго и бурно шло обсуждение. Чего гре­ха таить, с недоверием вос­­приняли сельчане кан­дидатуру 23-летнего Леонида Леонова, слиш­ком молодым им ка­зался будущий руко­во­дитель, сравнивали с пред­шественником, мол, не вытянет он хозяйство, которое и так на ладан дышит. А времена дейст­вительно были суровые. Крестьяне не хотели вступать и трудиться в колхозах, не веря в их будущее. Леонид Леонов, которого всё-таки избрали пред­­седателем, понимал, что, во-первых, необходимо у крестьян завоевать авторитет. А для этого важно собственным примером показать, как нужно и как можно ра­ботать на земле, чтобы был результат.

— До сих пор благодарен своим родителям, которые при­учили меня к труду на земле, — говорит бывший председатель. – Помню, отец еще сызмальства объяснял мне, что к земле нужно относиться с любовью, вкладывая в нее душу, и тогда она отблагодарит тебя хорошим урожаем.

Хозяйство, которым на­чал руководить Лео­нов, пред­став­ляло со­бой жалкое зрелище. Жи­вотноводческая от­расль не насчитывала и двадцати коров, о какой-либо технике приходилось лишь мечтать. Корма за­готавливать было не­где, потому что вокруг песок и болото, да и рабочих рук в хозяйстве катастрофически не хва­тало. Сказывалась бли­зость райцентра и Брес­та, куда на работу старались устроиться жители Хотислава. Многие в то время уезжали на за­ра­ботки в Сибирь. Си­туация в хозяйстве скла­дывалась более чем аховая. Казалось бы, раз­ве может 23-летний юно­­ша что-то исправить? Ока­зывается, что даже и один в поле – воин, что при грамотном решении вопросов можно достичь мно­­гого, даже, казалось бы, не­возможного.

— Если откровенно, то и колхоза как такового в то время не было, — вспо­ми­нает Леонид Леонов. – Все приходилось на­чи­нать с нуля. На песках вы­са­живали лес, первые в районе принялись про­во­дить мелиорацию. Вна­чале при­ходилось ра­бо­­тать вручную. Копали ка­навы, осушали болота, чтобы потом создать проч­­ную кормовую базу.

Чтобы решить кадровый во­прос, Леонид Иванович поступает мудро. Строит общежитие и из соседней ук­раинской деревни при­глашает на работу девчат. Тогда в «Заветы Ленина» тру­доустроилось около 40 жен­щин, многие из которых, выйдя за­муж за местных парней, так и остались жить на Ма­лоритчине.

В 1954 году с местной де­вушкой Устиньей Фё­до­ровной, которая в то вре­мя возглавляла Хо­ти­славский сельский Со­вет, сочетался браком и сам Лео­нид Иванович.  Было бы, наверное, не­справедливым, говоря о достижениях Леонида Лео­нова, ни слова не ска­зать и о его жене, подруге и со­рат­нице. Ведь вместе, рука об руку, по жизни идут они на про­тяжении 65 лет. 

Устинья

Устинья Фёдоровна на три года старше мужа. Родилась она в бедной крестьянской семье. Отец умер рано, оставив на руках у жены семерых детей.

— У меня было тяжёлое детст­во, — вспоминает Устинья Фё­доровна. – Четырёх дочерей и трех сыновей на ноги под­нимала одна мама. Трудно ей было. Всю мужскую и женскую работу взвалила она на свои хрупкие плечи.

Устинья закончила 4 класса польской школы и 4 класса в послевоенное время.

— Моих ровесников роди­те­ли отправляли учиться в очень популярные в то время фаб­рично-за­водские школы, — про­должает разговор Устинья Фёдоровна. – Я осталась дома, чтобы помогать маме. Тем бо­лее, мне тогда предложили по­ра­ботать секретарем в сель-с­ком Совете.

Если бы Устинья знала, что будет стоять под прицелом бан­деровского автомата, то, ко­нечно, не согласилась бы на эту должность. В по­слевоенные годы  в окрестностях Хо­тис­лава блуждали бан­диты, которые без жа­лости убивали мест­ных активистов, осо­бен­но охо­тились за пред­седателями сельских Советов. Неспо­койное было время, страш­ное. Вроде бы и фа­шизм победили, а по ночам  раздавались звуки выстрелов. 

— Днём вроде бы всё спокойно, а только су­мерки опускаются на де­ревню, страх нападает жуткий, хочется спря­таться, а некуда, — вспо­минает Устинья Фёдо­ровна. – Каждый день приходили страш­ные но­вости: бандитами был убит заведующий сбе­регательной кассой, расстрелян мо­лодой парень из Бреста, который служил в милиции. А потом добрались и да нашего пред­седателя сельского Совета. Как сегодня помню тот злосчастный вечер. Только что закончилось заседание исполкома. Все разошлись по домам. Приводя до­кументы в по­рядок, я за­держалась в сель­совете. Вдруг в ка­бинет врываются пятеро вооруженных мужиков. С пер­вого взгляда я поняла, что за незваные гости пожаловали к нам, испугалась до смерти, но виду не подала.

— Где председатель? – спро­сил незнакомец в шинели, на­верное, самый главный из них.

— Все давно разошлись по домам, — как можно спокойнее, чтобы не выдать волнения, от­ветила Устинья.

Мужик в шинели по­до­шел к стене и, со злос­тью ткнув ду­лом автомата в висящий герб, сквозь зубы процедил: 

— Повесили конское ко­пыто. Мы покажем вам советскую власть. Веди быстрее к пред­седателю.

Прицел автомата уста­вился на худенькую, дро­жащую от страха фигурку Устиньи. Её жизнь ви­­села на волоске.  «Убьют, — подумала про себя де­вушка. – Как обидно и несправедливо, только на­чала налаживаться мирная жизнь, и умереть от рук каких-то извергов».

Словно находясь в каком-то обволакивающем тумане, сотканном из страха, Устинья не помнит, как вышла из здания сельского Совета, как подошла к дому Ефима Гавриловича Бенесюка, пролезла сквозь дырку в штакетнике во двор и онемелыми пальцами тихонько постучала в окно.

— Кто там? – послышался женский голос.

— Это я, Устинья. Тут пришли какие-то военные и спрашивают председателя, — полушепотом проговорила девушка. – Но ведь он не скоро выйдет.

— Не скоро, — подтвердил женс­кий голос.

Это был условный знак для председателя, который к то­му времени, вооружившись, поджидал у окна бандитов. Устинья, согнувшись, бросилась изо всех сил бежать. 

— От председательской избы до моего дома примерно пол­километра, как я их преодолела,  не помню, — говорит Устинья Фёдоровна. – Как только вошла в дом, сразу бросилась к спящим сестрам и притворилась, что тоже сплю. А сердце так сильно бьется, что вот-вот выскочит из груди. Через минуту на улице послышался топот бегущих, затем прозвучали выстрелы. Утром я узнала, что в схватке с бандитами погиб председатель. К счастью, в скором времени банду уничтожили. Спустя ка­кое-то время сельский Совет возглавила Устинья Фёдоровна. 

Удивительное совпадение, но перед тем как руководителем колхоза «Заветы Ленина» стал Леонид Леонов, должность пред­седателя предлагали Ус­тинье Фёдоровне.

— Меня упрашивали в рай­исполкоме, но я категорически не соглашалась, понимая, что не справлюсь с возложенными обязанностями. Даже плакала. Ну, какой из меня председатель колхоза, ведь меня даже слушать никто не станет, — вспоминает женщина. 

Вот тогда в жизни Устиньи и поя­вился Леонид Леонов, который снимал у её матери ком­нату. После замужества Устинья оставила свою работу председателя сельского Совета, потому что так  они с мужем решили, и устроилась работать начальником почтовой связи.

Уроки Петра Машерова

Настоящим наставником для Леонида Ива­новича, человеком с боль­шой бук­вы был и остается Петр Ми­ронович Ма­ше­ров, ко­торый не один раз заезжал в «Заветы Ленина».

— Помню, первый раз Пётр Миронович приехал в наше хо­зяйство, когда меня только выбрали, — вспоминает Леонид Леонов. – Поинтересовался, как идут дела.  Потом поехали по хозяйству. Везде бездорожье. Смогли подъехать только к Мель­никам, дальше машина не пошла. Переобувшись в сапоги, которые я всегда возил с собой, пошли пешком. За разговором Петр Миронович пообещал, что приедет в хозяйство еще раз. И сдержал свое слово. Как же он удивился, когда увидел благоустроенные дороги, ко­торые мы к тому времени хоз­способом привели в порядок.

Таким открытым, искренним, человечным и в то же время справедливым, как Пётр Ма­шеров, был и остается Лео­­нид Иванович. С разными вопросами и проблемами в лю­бое время суток к нему могли обратиться сельчане, и он всегда старался помочь если не материально, так добрым словом или дельным советом. Его жизненное кредо: всегда и при любых обстоятельствах оставаться человеком и по- человечески поступать с людь­ми. Неудивительно, что к нему тянулись сельчане, которые и до сих пор помнят и любят своего председателя. В этом и заключается простой секрет его успеха и процветания «Заветов Ленина». Ведь дело не в количестве техники или поголовья крупного рогатого скота, хотя и они играют не последнюю роль, а в человеке, его отношении к своему делу. К слову, в конце 60-х годов прошлого столетия в «Заветах Ленина» получали с гектара по 25-30 центнеров зерновых культур, а также 150-170 центнеров картофеля. Неплохие результаты по тем временам.

До сих пор Леонид Леонов помнит тот момент, когда в 1954 году хозяйство получило новенький трактор без кабины, но на железных колесах. Ми­хаил Данилюк был первым механизатором, который на этой чудо-технике начал па­хать поле, проложив первую борозду. Тогда целая деревня сбежалась посмотреть, как работает трактор. Вот с такой техникой начинали когда-то в «Заветах Ленина». Со временем Михаил Данилюк, один из лучших механизаторов Малоритского района, пересел на более мощный трактор. Кстати, в хозяйстве мужчина проработал более 40 лет.

Как талантливый ру­ко­во­ди­тель Леонид Леонов су­мел сплотить вокруг себя ко­­манду сильных и опытных еди­номышленников, без­за­ветно преданных хо­зяйст­ву. Достаточно вспомнить толь­ко некоторых из них. Это бригадиры полеводческих бри­­гад Василий Михайлович и Василий Петрович Пищики, тракторист Онуфрий Савчук — кавалеры ордена Ленина. Главный агроном хозяйства Степан Повчелюк награжден орденами  Октябрьской рево­люции и «Знак Почета», не еди­ножды участвовал в ВДНХ СССР, откуда возвращался с медалями. Бригадир Мель­никовской бри­гады Ни­колай Герасимук был удостоен по­четного звания «За­слу­жен­ный работник сельского хо­зяйства БССР», награждён ор­деном Дружбы народов, ме­далью «За трудовую до­блесть». Главный инженер сель­­хозпредприятия Владимир Кашко также был отмечен мно­гими наградами, в том числе орденом «Знак Почета». Сам же Леонид Ива­нович никогда за регалиями не гонялся, о своих наградах и заслугах говорить не любит. «Главное, что обо мне люди скажут, как они оценивают мой труд», — считает бывший руководитель «Заветов Ленина».

Тем не ме­нее, за мно­голетний труд Леонид Леонов награжден ор­денами Ленина, Ок­тябрьс­кой революции, «Знак Почета», он за­слу­­женный работник сельс­­кого хозяйства Рес­публики Бе­ларусь и по­четный гражданин Ма­лоритского района.

Звёздный час

Начало 70-х – конец 80-х годов прошлого столетия – это са­мый расцвет хозяйства. О дос­тижениях Леонида Леонова пи­шут не только районная, об­ластная, но и республиканские и даже всесоюзные газеты. Его фотографии печатаются на первых страницах, к нему за опытом едут коллеги из других хозяйств. В «Заветах Ленина» во всю ведется строительство материально-производственной базы, радуют надои и привесы, растет благосостояние сель-ского населения.

Кардинально ме­ня­ется в это время и сам Хо­ти­слав. Как грибы после дождя появляются бла­гоустроенные совре­мен­­­­ные коттеджи и мно­го­этажки, построен­ные за счет колхоза, про­кла­дывается во­­допровод, ас­­­фаль­ти­руют­ся до­роги, строятся школа, детский сад и амбулатория. В де­ревне возвели ши­карный Дом культуры, аналогов ко­торому не бы­ло не толь­ко в районе. В Хо­­тислав давать концерты приезжают многие име­нитые артисты, сре­ди ко­торых и София Ротару.

— Все строительство велось исключительно на благо людей, простых тружеников села, — говорит Леонид Иванович. – В то время отреставрировали местную церковь и возвели часовню на кладбище, которое также благоустроили.

Будучи депутатом Верховного Совета БССР, Леонид Леонов проводит газификацию Хоти­слава, за что ему до сих пор бла­годарны сельчане.

Потом настали 90-е. Развал Советского Союза председатель переживал тяжело. Обидно было за страну, больно было смотреть на то, как все ру­шилось и летело в тартарары. Что дальше будет с колхозами, никто не знал. В начале 90-х новоявленные «демократы» коллективному хозяйствованию пророчили полный крах и при­зывали разогнать «красных по­мещиков». Но он до конца остался верен своему делу, не изменил коммунистическим взглядам и не выбросил свой партбилет. В те непростые годы хозяйство не просто выстояло, а выжило и продолжало раз­виваться, оставаясь при­быль­ным. Только в 2001 году, в возрасте 71 года, отдав хо­зяйст­ву 48 председательских лет, Леонид Иванович Леонов оставил свой пост.

Сейчас Леоновы живут тихо и скромно в своем уютном до­­ме, который когда-то по­строил Леонид Иванович. У них редко бывают гости, и они им бесконечно рады. Правда, супруги не одиноки, своих ста­реньких родителей по­стоян­но навещают дети, внуки и правнуки. В декабре 2019 года этот удивительный, необыкновенно скромный человек отметит своё 89-летие.

Екатерина Яцушкевич.

Поделиться:
  •  
  • 25
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий


error: Незаконное копирование материалов сайта запрещено!