Свидетель расстрела жителей деревни Отяты:»Плач,  крики людей,  детишек – это страшно даже вспоминать…» (Малоритский район)

Жизнь прожить – не поле перей­ти. Так гласит народная пословица. Действительно, жизнь каждого человека складывается совершенно по-разному. Узнав о судьбе Марии Фёдоровны Хотынюк, непременно захотела с ней познакомиться.

Издалека замечаю её добротный дом. Войдя во двор, удивляюсь чистоте и аккуратности,  ведь Марии Фёдоровне 91 год. В доме тоже бросается в глаза безупречный порядок и красивые цветы в комнатах. Мария Фёдоровна заботливо приглашает присесть, и завязывается интересный разговор о её жизни.

В деревне Отяты в далёком феврале 1928 года в простой крестьянской семье Фёдора Ивановича и Марии Демидовны родилась девочка, которую назвали Машей. Всего в семье было пятеро детей, но один ребёнок умер еще совсем маленьким. С самых ранних лет все дети знали, что такое тяжёлый крестьянский труд. Как вспоминает Мария Фёдоровна,  у её родителей была своя земля и немаленькое хозяйство. У каждого были определённые обязанности, которые  старательно вы­полнялись. С семи лет маленькая Маша пасла коров, помогала взрослым работать на земле, училась вести домашнее хозяйство.

Очень интересно рассказывала Мария Фёдоровна о том,  как убирали лён и что с ним потом делали: «Убранный лён мы сушили на печке, затем уже сухой тёрли на специальном приспособ­лении, которое называли «тэрныця». Тёрли до тех пор, пока не станет волокно, дальше пряли на нитки, а уже потом ткали полотно. После этого его нужно было отбелить, для чего полотно должно примерно дней 14 лежать в воде. Ткать,  как и всему другому, учила меня мама. Это очень кропотливое и долгое занятие. Из получившегося полотна шили сами для себя сорочки, юбки, фартуки,  простыни. В то время мы и не задумывались, что такие вещи можно купить в магазине».

Рассказывая о процессе обработки льна, моя собеседница достала из шкафа аккуратно сложенное то самое полотно. Признаться, держав его в руках, задумалась о тяжелом труде, который вкладывали, чтобы получить такой результат. Полотно лежит уже столько лет, но на ощупь оно приятное и как новое. Вот что значит, сделано своими руками и с душой.

В 1939 году после воссоединения Беларуси в Отятах открылась школа, в которую ходили дети и из соседней деревни Хмелёвка. Так, в 11 лет девочка Маша впервые пошла в школу, но успела окончить только два класса — началась война.

О войне Мария Фёдоровна вспоминает со слезами на глазах и отмечает, что это было страшное время. Она девчушкой-подростком в октябре 1942 года стала свидетелем расстрела немцами жителей родной деревни.

— Этот день я чётко помню всю свою жизнь, потому что такой ужас забыть невозможно, — говорит Мария Фёдоровна. – С самого утра  деревню окружили немцы с полицаями. У них были списки семей коммунистов. Вначале всех мужчин из этого списка завели в здание нашей не так давно построенной школы и избивали их там, издевались как могли. Нас же, кто не был в этом списке, построили по семьям. Я помню, что первый стоял папа,  за ним мама, потом мы,  дети, по старшинству. На наших глазах выко­пали большую яму. У всех был страх. Вскоре к этой яме подвели семьи,  которые были в том списке, а нас загнали в сарай и закрыли. Затем прозвучала страшная пулемётная очередь и люди падали, как подкошенные. Немцы сразу же закопали их, не разрешая нам подходить. Они сказали, что если кто-то осмелится раскапывать, его будет ждать та же участь. Плач,  крики людей,  детишек – это страшно даже вспоминать. Еще, я не видела лично, но рассказывали другие односельчане, как один немец взял в руку маленького ребёнка, как птичку, и из пистолета выстрелил в него.

Фашисты зверствовали и  не щадили никого. Мария Фёдоровна вспоминает, что был голод и её отец, чтобы выжить, закапывал в деревянных ящиках рожь в землю. Кусочек хлеба был на вес золота.

После окончания вой­ны в доме у родителей Марии Фёдоровны открыли школу, так как прежнее её здание было разрушено. Молодая девушка Маша, несмотря на уговоры отца, продолжать учёбу не за­хотела,  стеснялась, что уже слишком взрослая для этого.

Шло время, налаживалась мирная жизнь, постепенно всё входило в своё привычное русло. Мария Фёдоровна, когда образовался местный колхоз, стала трудиться в полеводческой бригаде. Со временем вышла замуж  за парня из деревни Хмелёвка. Молодые жили с родителями мужа,  один за другим появились на свет дети – Вячеслав, Валерий, Вера, Юрий и Николай.

— Самого старшего сы­на я родила в больнице в Олтуше, а вот всех ос­тальных детей рожала дома, — вспоминает моя собеседница, — в родах мне помогала родная сестра мужа. Когда рассказываю своим внукам об этом, они удивляются. Муж  мой, Калина,  работал в Малорите,  а дороги нормальной, хорошей в то время к нашей деревне не было и добираться ему было очень сложно. Муж уговорил отца отдать нам старый сарай и перевез его в Малориту. Так постепенно начали строить дом. Было сложно, но уже в 1973 году мы переехали жить в райцентр. Здесь и выросли наши дети. В Малорите до самой пенсии женщина проработала уборщицей в конторе Энергосбыта.

С мужем Мария Фёдоровна жила хорошо, но вот уже 17 лет его нет в живых. В Малорите остались жить два сына – Вячеслав и Юрий. Сын Валера живёт в Бресте, Николай – в Минске, а дочка Вера – в Молодечно. Но все они по возможности приезжают к маме.

— Здоровье уже подводит, два раза был инфаркт, но я не жалуюсь, — говорит женщина, — а наоборот, благодарю за всё Бога. Когда сломала в бедре ногу, то находилась целый год у сына. Но как только смогла потихоньку ходить, сразу попросилась домой. Свой дом есть свой, здесь всё родное. А ещё я очень рада, что Бог наградил меня 8 внуками и 8 правнуками.

Мария Фёдоровна сидеть без дела не может, она держит еще пять курочек и собаку, которой как раз, когда я пришла, готовила еду. Признаться,  разговор с Марией Фёдоровной заставил меня о многом задуматься, на некоторые вещи посмотреть по-новому. Ведь 91 год – это не просто почтенный возраст, это кладезь мудрости.

Анастасия Пархомук.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий


error: Незаконное копирование материалов сайта запрещено!