«Внимание к каждой мелочи» Эксперт-криминалист о своей работе (Малоритский район)

Денис Кирдей работу свою считает очень интересной. Он служит экспертом-криминалистом экспертно-криминалистического сектора по Малоритскому району Кобринского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь .

Денис родился и вырос в Бресте. После окончания юридического факультета Брестского государственного университета имени А.С. Пушкина и срочной службы в армии на протяжении 6 лет трудился в налоговой инспекции Бреста. Затем перешёл на работу в управление ГКСЭ Республики Беларусь по Брестской области.

— Я всегда хотел быть именно экспертом-криминалистом, — говорит мужчина. – Ещё, будучи студентом,  мне очень нра­вился такой предмет, как криминалистика. Когда в Малорите появилась вакансия по этой специальности, особо не раздумывая,  согласился. Так, осенью 2018 года попал в Малориту. Первое время был государственным судебным экспертом-стажёром.  Должность эксперта-криминалиста получил в феврале 2019 года, когда сдал экзамен на право самостоятельного проведения судебных экспертиз по виду «судебная дактилоскопическая экспертиза».  В июне того же года прошёл аттестацию, в результате чего мне было присвоено звание лейтенант юстиции. В декабре сдал экзамен и на право самостоятельного проведения судебных экспертиз по виду «судебная трасологическая экспертиза». Таким образом, на сегодняшний день имею право проводить два вида судебных экспертиз.

К слову,  существует достаточно большое количество видов судебных экспертиз. Чтобы получить право на их проведение, эксперту-криминалисту необходимо пройти обучение, а затем сдать экзамен по каждому из видов.

В беседе Денис Анатольевич рассказал о специфике своей работы. Без фундаментальных знаний в области дактилоскопии, трасологии почти невозможно представить работу криминалистов на месте преступления. Например, суть дактилоскопической экспертизы заключается в исследовании папиллярных узоров пальцев и ладоней рук.

— Бывает, что следы пальцев, ладоней рук на по­верхностях можно уви­деть без применения специальных методов, — рассказывает Денис Кирдей. – Но в большинстве случаев, как правило, для выявления скрытых невидимых следов мы пользуемся  дактилоскопическими порошками. Порошок наносится специальной кисточкой на поверхность, где остаётся потожировое вещество, и мы можем увидеть папиллярные узоры. Далее происходит фиксация и изъятие следа. Безусловно, бывает, что уже визуально можно определить, пригоден этот след для проведения экспертизы или нет. Для этого должно быть не ме­нее 12 признаков деталей строения папиллярных узоров.  Решение о проведении экспертизы принимает следователь. Например, экспертиза может проводиться на пригодность папиллярного узора ладоней и пальцев для идентификации личности. Также может проводиться сравнительное исследование найденных следов с отпечатками на дактилоскопической карте подозреваемого, которую предоставляет следователь. Стоит отметить, что папиллярные узоры у всех людей индивидуальны.

На вопрос о трасоло­гической экспертизе, Де­нис Анатольевич показывает гипсовый отпечаток следа подошвы обуви и разъясняет, что объектами вышесказанной экспертизы являются следы обуви, одежды, следы орудий взлома и инструментов, следы шин транспортных средств, а также многое другое. Как отмечает собеседник, по Малоритскому району в большинстве случаев, к работе следственной группы привлекается эксперт-криминалист, когда происходят такие преступления, как кражи. Именно в подобных делах часто проводятся экспертизы по следу подошвы обу­ви. Визуально эксперт также может установить, пригоден ли этот след для экспертизы. Если да, то делается гипсовый раствор, устанавливается контур. Поверхность следа заливается раствором, после того,  как застывает,  можно изымать. По общим признакам (размеру, рисунку, форме) можно сравнить след с изъятой обувью у подозреваемого.

Главное в работе эксперта-криминалиста – внимательность к мелочам. Эксперт помогает следователю в обнаружении, фиксации, изъятии и упаковки следов. Проведённые экспертизы помогают в раскрытии преступлений и служат доказательной базой.

— Стоит отметить, что для экспертов в работе очень важно поведение свидетелей, — рассказывает Денис Анатольевич. – Бывает, приезжая на место преступления, можно наблюдать картину, когда свидетели, не дожидаясь следственной группы, трогали вещи или сами наследили. Это значительно затрудняет поиск «нужных» и пригодных следов. С начала текущего года у нас проведено уже 28 экспертиз. Преобладают трасологические экспертизы.

Есть у эксперта-криминалиста «помощник»  — специальный чемодан, который состоит из наборов необходимых для выявления, фиксации и изъятия следов пальцев, ладоней рук и различных технических средств. Кстати, чемодан этот достаточно тяжёлый, но содержимое его, можно сказать, творит чудеса: помогает эксперту выявить даже самый маленький и не заметный след.

Анастасия Пархомук.

Поделиться:
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий


error: Незаконное копирование материалов сайта запрещено!