«Белые призраки» в лесах Малоритчины и как жители Гвозницы партизан спасли

Легендарный диверсионно-разведывательный отряд НКВД им. Дзержинского, известный как «Ходоки», появился на территории Малоритского района в марте 1944 года. Командовал отрядом ГеройСоветского Союза Евгений Иванович Мирковский.   

 

Известный на Малоритчине историк и краевед Петр Кивачук из деревни Мельники передал в редакцию уникальный документ – письмо бойца диверсионного отряда «Ходоки»  Михаила Подлесного, датированное апрелем 1984 года.

— Создавая музей в Мельникской школе, я вел переписку с бывшим партизаном Михаилом Подлесным из города Речица, который вместе с отрядом уничтожал фашистов и на Малоритчине, — отмечает Петр Иванович. —  Связь с ним оборвалась в 1986 году после аварии на Чернобыльской АЭС.

К сожалению, Михаила Подлесного нет в живых, но в своем письме ветеран вспоминает о деятельности диверсионного отряда на малоритской земле.

«Вы просите рассказать о себе и действиях нашего отряда на территории Малоритского района. Биография моя ничего примечательного не содержит. Обычная, как и у тысяч моих сверстников. Родился в 1926 году в Наровлянском районе, что в Гомельской области. В мае 1943 года ушел в партизанский отряд им. Дзержинского. Брать не хотели из-за возраста. Соврал, прибавив себе один год. Благо, что ростом Бог не обидел. Так я и стал партизаном. Героических поступков не совершал, а свои обязанности рядового бойца старался выполнять честно. Радостей в партизанской жизни было не так уж  и много,  а лишений и невзгод предостаточно.

Отряд наш на одном месте мало находился, а все больше был в движении. В конце 1943 года мы перебазировались в Ровенскую область, в Ракитнянский район, а затем в Давид-Городокский район. В марте 1944 года добрались до деревни Гвозница, где стояли около трех недель. Фашисты сразу пронюхали, что прибыли «энкэведисты-восточники» — так нас тогда величали. Соседство наше немцам пришлось не по душе и после нескольких разведок боем с нашими заставами немцы послали крупные силы мадьяр с целью окружить отряд в Гвознице и уничтожить. Наша разведка узнала о предстоящей операции. Заранее мы вывели из деревни санчасть, хозчасть, вывезли боеприпасы в лес, поближе к Богуславке. Когда ночью немцы начали окружать деревню, дали им бой и отошли в лес. В этом бою погибли,  кажется,  два наших партизана. Они должны быть похоронены в Гвознице. Деревня в результате боя сгорела.

Потом мы остановились в Богуславке. Немцы в открытый бой уже не лезли, но шпионами нас донимали исправно. Однажды утром в небе появились три или четыре бомбардировщика, которые разбомбили деревню. Тогда погибло также несколько наших товарищей.

Затем отряд перебазировался в лес в районах деревень Черск, Новосады, Домачево, где и находился до соединения с частями Советской Армии, которое состоялось 25-26 июля 1944 года.

Немножко о самом отряде. Он был небольшой, где-то до 300 человек. Вооружение было хорошее, в основном автоматическое оружие. Связь с Большой Землей поддерживалась постоянно. В задачи отряда входила разведка коммуникаций врага и диверсионные акты. В большие бои мы ввязываться не могли из-за малочисленности состава, но устраивали засады на шоссе, подрывали железную дорогу, мосты. Дисциплина в отряде была суровая. Самовольство, грабежи пресекались сурово».

В своем письме, пожелтевшем от времени, Михаил Подлесный рассказывает одну поучительную историю того военного времени, свидетельствующую о том, что даже во время страшных испытаний нужно оставаться людьми. «Помню случай, когда жители деревни Гвозница спасли жизнь двум нашим партизанам Бурмистрову и Мельнику. Было это так. Отряд двигался к Бугу. После остановки в Дивине все считали, что идем за Буг в Польшу, а пришли в Гвозницу и остановились. По пути в какой-то деревне, недалеко от Гвозницы,  Бурмистров у местной женщины взял в долг два куска хозяйственного мыла и литр самогона, вероятно, рассчитывая, что отряд пойдет дальше и крестьянка догонять не станет. А Мельник у кого-то взял пару белья. Когда мы стояли в Гвознице, женщина добралась в штаб и рассказала, что ее ограбили. Бурмистрова и Мельника тут же взяли под стражу. Весть эта быстро разнеслась среди жителей деревни. За содеянное ребят ждал расстрел перед строем. Хозяин дома, в котором размещался штаб, собрал подписи жителей с ходатайством перед командованием о помиловании провинившихся. На следующий день построили весь отряд на улице и начальник штаба капитан Банников прочитал приказ о расстреле. Тогда сельчане подали командованию прошение о помиловании. Посоветовавшись, командир отряда объявил, что командование идет навстречу просьбе сельчан и расстрел отменяется. Арестованным развязали руки, они упали на колени и низко поклонились жителям  деревни. Потом они воевали хорошо, запомнив этот урок на всю свою жизнь. Думаю, что старожилы Гвозницы должны помнить эту историю. После соединения с Красной Армией, наш отряд расформировали».

Михаил Подлесный до выхода в отставку служил в МВД, работал оперуполномоченным по борьбе с бандитизмом, затем 15 лет следователем и начальником следственного отделения, а последние три года начальником Лоевского РОВД.

Подготовила Екатерина Яцушкевич

Поделиться:
  •  
  • 14
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий


error: Незаконное копирование материалов сайта запрещено!