Президент Беларуси Александр Лукашенко 4 февраля дал интервью журналисту ВГТРК, радио- и телеведущему Владимиру Соловьеву

Президент Беларуси Александр Лукашенко 4 февраля дал интервью журналисту ВГТРК, радио- и телеведущему Владимиру Соловьеву.

Интервью продолжалось 1 час 50 минут, и еще полчаса Александр Лукашенко и Владимир Соловьев общались “на ногах” без камер. Глава государства традиционно откровенно и подробно ответил на все вопросы.

В интервью поднимался широкий круг тем, в том числе говорили о развитии ситуации в регионе, различных аспектах белорусско-российских отношений. Много внимания было уделено и событиям лета 2020 года в Беларуси. “Для меня был критичный момент, такой принципиальный, в том числе изменения моего отношения к Вам личного, – когда Вы с автоматом прилетели. Я понял, что точно не Янукович”, – сказал Владимир Соловьев.

“Янукович и я – большая разница. У него денег было много. Понимаете, деньги довлеют всегда. Жмут в кармане и надо спасти деньги”, – заметил на это Александр Лукашенко.

“Ну какие для Вас деньги? Думаю, когда Вы вышли с автоматом, стало ясно, что Вы готовы умереть, но не уйти, не убежать, не сдаться”, – отметил Владимир Соловьев.

Президент Беларуси поделился подробностями того памятного дня: “Первое. Они (организаторы массовых беспорядков. – Прим.) подняли этот фейк, что вот, как Янукович, он сбежал, он уже в Ростове, дети улетели. Я – автомат в руки, бронежилет одел, даже шлем забыл надеть. Я же не знал, что это произойдет. Никто не дрожал. Я знал, как действуют наши ребята (правоохранители. – Прим.). Они выполняли все, что я им говорил. Но я им должен показать, что я никуда не сбежал, я здесь. И дети мои тоже. Я сел в вертолет и буквально через несколько минут приземлился там. Автомат был со мной”.

Глава государства пояснил, что резиденция Президента, а также место, где он живет, всегда в такие периоды являются вожделенными для “любого подонка”. “Они и планировали нападение на резиденцию. Я исходил из того, что возможно. Если они пошли уже на штурм Дворца Независимости – это большой риск, – отметил Александр Лукашенко. – И они знали, что это – черта”.

Президент также рассказал, что в тот период неоднократно выявлялись попытки завезти в Беларусь оружие и боеприпасы с территории Украины: “Просто огромными партиями задерживали переброшенное с Украины. Один был случай из России – кругом провезли. Но оружие, взрывчатка – происхождение украинское”.

Во время интервью Александр Лукашенко рассказал, что на посту Главы государства в первую очередь ощущает себя человеком, который вместе с поколением граждан создавал первое в истории суверенное белорусское государство.

“Вы как себя ощущаете? Вы – Президент Беларуси; Вы – отец белорусского народа; Вы – создатель современного белорусского государства; Вы – диктатор, от воли которого зависит жизнь каждого белоруса? Вот Вы внутренне себя как видите?” – спросил Владимир Соловьев. 

“Человеком. Я не стал, не приобрел тех качеств, к счастью. Я не считаю себя Соз-да-те-лем”, – сказал Президент Беларуси.

Александр Лукашенко подчеркнул, что участвовал в создании современного белорусского государства не единолично, а вместе с другими коллегами, поколением граждан страны. “Я вместе со своими коллегами, которые со мной работали в разные времена, создал это суверенное независимое государство впервые в истории Беларуси. “Я так считаю. Это – главное, что мое поколение, не только я, сделали”, – сказал Президент Беларуси.

“Это Ваше детище…” – поддержал беседу Владимир Соловьев.

“Это мое родное. У меня, кроме этого, больше ничего нет”, – отметил белорусский лидер.

Отвечая на вопрос, сколько он еще будет руководить Беларусью, Александр Лукашенко подчеркнул, что не собирается оставлять президентский пост, если вокруг Беларуси будет тяжелая обстановка, например война, или страну будут пытаться разорвать изнутри, как это было в 2020 году. “Но если все будет спокойно, как Вы говорите “кто, кто, кто”, вот он кто появится – мы определимся”, – сказал Глава государства.

“Но поверьте, я Президент не потому, что я очень хочу быть Президентом. Не дай бог тебе попасть в эту ситуацию, когда ты зависишь от обстоятельств многих, – отметил Александр Лукашенко. – Ты просто повязан всем тем, своей страной, которую ты создавал с кем-то руками своими и прочее. До детей!”

Владимир Соловьев уточнил: “То есть это не работа – это служение?”

“Не служба, а служение, правильно сказал. Это даже не служба, это служение”, – заявил белорусский лидер.

Владимир Соловьев спросил у Главы государства, видит ли он возможность большой войны в Европе.

“Нет, слишком комфортно мы живем, – ответил Президент. – Комфорт – это очень важно. Когда человек начинает думать, мозгами шевелить: “Завтра война, и надо в землянку сесть, как у нас в Беларуси было…”

“Да сядем. Нам-то не привыкать. А американцы не сядут, они далеко”, – заметил журналист.

“Вот! Об этом и речь, – согласился Глава государства. – Это первое. Просто на человеческом уровне”.

“Второе, ОДКБ что показало (речь об операции в Казахстане. – Прим.) – пока они там развернутся и перешлют сюда какие-то войска, мы уже будем стоять у Ла-Манша. Они это знают. В чем ценность ОДКБ: что мы показали (готовность оперативно реагировать на угрозы. – Прим.). Сколько сил у нас там было – всего ничего, но мы показали. А если бы надо – там бы увеличились эти силы. Мы возле Алматы, а Путин в Нурсултане взяли аэропорты под контроль”, – заявил Александр Лукашенко.

Глава государства убежден, что на Западе понимают бесперспективность войны с силами ОДКБ. “В Европе будет проще. Они что, этого не видят? Они понимают, что бесперспективно с нами воевать, прежде всего с Россией. Мы не говорим о ядерном каком-то и прочем оружии. Но нас лучше не трогать. Нас не трогайте”, – предостерег Президент.

Владимир Соловьев в свою очередь заметил, что Запад сам не хочет воевать с ОДКБ, а планирует спровоцировать конфликт с Украиной.

“Понятно. Украина никогда с нами не будет воевать: эта война продлится максимум три-четыре дня. Там некому будет против нас воевать. Те, кого там показывают с этими деревянными автоматами, как они тренируются… Так мы сейчас выйдем с тобой в соседний зал, снимем на мобильный телефон тренировку эту и покажем, – сказал Александр Лукашенко. – И как только чуть-чуть запахло, Володя Зеленский сразу трухнул”.

Александр Лукашенко в интервью рассказал о задержании в июле 2020 года в Беларуси вагнеровцев и жестком разговоре с Владимиром Путиным по этому поводу.

По словам Главы государства, история с вагнеровцами в период, когда в Беларуси видели за ними российский след, была мелочью в отношениях между странами. “Для меня в наших отношениях с Россией это была пылинка. Что, из-за этого мы драку должны были начать?” – спросил Президент.

“Никогда”, – согласился журналист.

“Никогда. И я это понимаю, и Президент России это понимает. Это не тот случай, чтобы нам в клинче сойтись, – подчеркнул Александр Лукашенко. – Но чтобы вы знали: когда мы задержали этих ребят, полностью материалы ФСБ передали, с Путиным такой жесткий был разговор. Тогда нам россияне не сказали, что там крот какой-то был. Это начали расследовать. Я с Путиным трижды на эту тему говорил. Он говорит: “Подожди, сейчас мы расследуем, давайте вместе с вами, и мы увидим, откуда ноги растут”. И это уже через неделю или несколько дней выяснилось (что это была провокация спецслужб Украины. – Прим.).

“Но Вы были обижены на Россию (до того момента, пока не стало известно, что она здесь ни при чем. – Прим.)?” – спросил Владимир Соловьев.

“Очень”, – отметил белорусский лидер.

“То есть Вы поверили (в причастность России. – Прим.)?” – уточнил ведущий.

“Абсолютно”, – сказал Президент.

“Сняли трубку, позвонили Путину сразу?” – поинтересовался журналист.

“Не один раз”, – признался Александр Лукашенко.

“И Путин сказал, что…” – продолжил Владимир Соловьев.

“И не просто сказал. Придет время, скажу, как было все. И не просто сказал”, – резюмировал Глава государства.

Президент также прокомментировал события на Окрестина после президентских выборов в 2020 году.

“По поводу насилия на Окрестина. Окрестина – это центр, где задерживают. Там никаких допросов не было. В этом центре работало, по-моему, 34 человека. А в то время было задержано их (радикальных протестующих. – Прим.), наверное, под две тысячи, когда блицкриг они пытались осуществить. И помещены в этот центр временного содержания, – рассказал Александр Лукашенко. – Вы понимаете, что если урка отсидевший (они на передовой были, там большинство было этих людей, плюс из России подъехали, из Украины – их везде хватает, идиотов, которые кто хайпануть, кто руки погреть на этом хотели) попадает в подобное учреждение и напротив “менты”, вы знаете их взаимоотношения”.

Глава государства заметил, что бывшие правоохранители, когда они попадают в тюрьму, не содержатся вместе с обычными заключенными. “Потому что это резня сразу. Они не воспринимают, ненавидят их. И когда они попали туда (на Окрестина. – Прим.), притом проколотые, пропитые практически все, они рванули на этих ребят, которые в ИВС работали. И какая должна быть реакция? И как 34 человека могли изнасиловать, избить две тысячи? Пошли фейки. Да, по мордасам они получили сильно, те, кто полезли на милицию. А как иначе? Получили. А потом пошли фейки: лицо сняли, попу сняли, накрасили, намазали…”, – обратил внимание Президент.

“Пошла волна на всех… Вот это единственный момент, где они, наверное, нас переиграли: насилие, насилие, фотографии везде, лицо разбитое, кровь течет – бычья кровь. Кругом были фейки, кроме того, что кто-то по мордасам там получил. Надо было это показать: на белой рубашке кровь. Поэтому они в этом плане нас переиграли с этим насилием. И многие люди, сидя в телефоне, видят: “Боже мой, там все побито, разбито, кровь течет и прочее, попа синяя”. Это потом только разобрались”, – отметил Александр Лукашенко.

Журналист уточнил, за что тогда извинился Министр внутренних дел Беларуси Юрий Караев, который тогда занимал этот пост.

“Да, он извиняться начал. Это со мной не было согласовано, извиняться было не за что. Ну, он выступил: “Да, я готов взять там на себя…” А не надо ничего брать на себя. Не надо, если ты не виноват. И не надо им потворствовать, ибо было бы как в Казахстане”, – подчеркнул Глава государства.

Журналист поинтересовался у Президента реакцией белорусской стороны на данный инцидент: “Вы посадили, приняли, вытащили всю информацию из украинского беспилотника, который над брестским полигоном пытался там шутки шутить, но не ответили еще жестко”.

“Мы отвечаем адекватно, симметрично. Вы хотите, чтобы из-за беспилотника войну начали?” – отреагировал Александр Лукашенко.

“Нет”, – ответил Владимир Соловьев.

Александр Лукашенко рассказал, что украинский беспилотник залетел на территорию Беларуси, пограничники его визуально сразу обнаружили и взяли на контроль: “Мне сразу доложили. Я говорю: что за беспилотник? – “Разведывательный. То есть не ударный, не “Байрактар”.

В итоге была дана команда наблюдать, а затем посадить беспилотник. “У нас есть техника. Человек с ружьем его может посадить – электронное ружье. Продаем по всему миру. Радиоэлектронщики его посадили в нужный момент, – пояснил Александр Лукашенко. – Мы достали мозги, и 24-го я им сказал: вы не торопитесь это выбрасывать, разберитесь сначала, откуда, куда, а спецслужбы – посмотрите, как будут вести те, кто запускал. А потом мы проинформируем общественность. И мы это время контролировали”.

Президент при этом отверг некоторые звучавшие мнения о том, что в Беларуси специально ждали приезда Министра обороны России Сергея Шойгу 3 февраля, чтобы обнародовать информацию об украинском беспилотнике. “Да Шойгу в тот же день знал, что этот беспилотник нарушил наше территориальное пространство, потому что у нас ПВО общая и, во-вторых, там уже российские войска были сосредоточены, поэтому там общее командование (для проведения белорусско-российских учений “Союзная решимость – 2022″. – Прим.). И уже все всё знали, не подбирали мы никакого момента”.

“Мы вытянули мозги, и мы сегодня знаем, откуда он вылетел. Мы его полностью маршрут видели. Вы же знаете, что если у тебя в руках мозги беспилотника, ты видишь его маршрут и откуда он вылетел. Это украинский беспилотник, он был запущен на нашу территорию для того, чтобы разведать определенную территорию, где сосредотачиваются для учений наши и ваши войска”, – добавил белорусский лидер.

Александр Лукашенко в интервью заявил, что ушел бы с поста Главы государства, если бы не чувствовал поддержку белорусского народа.

“Если бы я только почувствовал, что большинство белорусского народа Лукашенко не поддерживает, судьба Лукашенко им же была решена в течение суток, – отметил Глава государства. – Я ушел бы”.

“Куда?” – уточнил ведущий.

“На пенсию”, – ответил Александр Лукашенко.

Президент заявил, что в стране проводятся опросы общественного мнения, и он требует докладывать исключительно правдивую информацию, какой бы она ни была. Особенно это касается ближайшего окружения. “Льстить запрещено. Это особенность Беларуси и белорусского Президента, извините за нескромность”, – отметил Глава государства.

“Вы способны отдать власть?” – спросил Владимир Соловьев.

“Элементарно! – сказал Александр Лукашенко. – Кому? Это уже пусть народ определит. Всякое бывает. Я же земной человек, понимаю: народ решил, что хватит – ну и хорошо. Значит, народ сделал свой выбор. Сейчас огромное, подавляющее количество людей думают: “Господи, как хорошо, что он остался”.

“Увидели, что могло бы быть?” – еще раз уточнил журналист.

“Конечно. Особенно после Казахстана”, – подчеркнул Президент.

Владимир Соловьев поинтересовался у Александра Лукашенко, каким он видит будущее Союзного государства через 10-15 лет, кто может стать его новым членом в течение этого периода.

“Вы знаете, Беларусь уже там. Думаю, что для Казахстана был хороший урок (январские протесты. – Прим.). Если Вы говорите – срок 15 лет, уверен, что там будет Украина, если мы не наделаем ошибок, – заявил Александр Лукашенко. – Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан, я думаю, в силу своей необходимости экономической тоже присоединятся”.

Во время интервью Глава государства приоткрыл некоторые подробности его переговоров с бывшим Государственным секретарем США Майклом Помпео, который посещал Беларусь в начале 2020 года. По словам Президента, во время встречи в том числе обсуждалась политика США в отношении Китая и России.

“Когда приезжал сюда Помпео, мы с ним сели в кабинет. Я ему задал кряду несколько вопросов. Говорю: “Вы что, безумцы? Передай своему Трампу, вы безумцы”. Он на меня смотрит: “Что Вы имеете в виду?” – “Вы зачем объединили мощнейшую ядерную страну с огромным военным потенциалом с мощнейшей экономической державой в одну кучу и пытаетесь вести войну против этого объединения? Вы никогда не выиграете. Вы зачем, безумцы, это делаете?” Я ему об этом сказал. Он: “Китай технологии ворует, это, вот это. Мы их остановим”. Я говорю: “Поздно. Я Китай знаю лучше, чем ты. Поздно. Китай сегодня никто не остановит. Они обойдутся и без ваших технологий”, – рассказал Александр Лукашенко о той встрече.

“Владимир Рудольфович, Вы согласны, что это ошибка страшнейшая – объединить воедино Китай и Россию со стороны Америки?” – спросил Глава государства у журналиста.

“Это ошибка”, – поддержал его мнение Владимир Соловьев.

Александр Лукашенко заявил в интервью, что Беларусь готова отвечать жестче на провокации на своей границе. Он напомнил, что в декабре 2021 года белорусскую границу пересек военный самолет Украины. “Тот вертолет сбить было не проблема. Надо ли это было делать? Я думаю, что нет. Сейчас беспилотник. Пришлось его сбить, грубо говоря. Дальше полезут – будем действовать жестче”, – предупредил Александр Лукашенко.

Президент подчеркнул, что Беларусь и Россия, защищая свои государственные интересы, очертили красные линии, за которые непозволительно переступать другим странам.

“Сейчас дебаты идут у вас, у нас: “Ах, война, война! Украина будет воевать”. Не Украина, а американцы их толкают на войну”, – отметил во время беседы Глава государства.

“Что нам делать? Как нам в этой ситуации себя повести правильно?” – поинтересовался журналист.

“Очень правильно все сделано Президентом России, я это поддерживаю. Мы нарисовали красные линии. Наступил на красную линию – получай!” – ответил белорусский лидер.

“Получай что? Ракетный удар по территории Украины?” – уточнил Владимир Соловьев.

“И не только. Все что только есть”, – пояснил Александр Лукашенко.

Во время беседы журналист спросил, в какой момент Александр Лукашенко, который поначалу поддерживал Президента Украины Владимира Зеленского, разочаровался в нем и понял, что “что-то не так”.

“Знаешь, Володя, ты человек со стержнем, а у него его нет, – ответил Владимиру Соловьеву белорусский лидер. – Я бы не сказал, что он такой человек, который ненавидит все советское прошлое, и то, что было в войну, и холокост как еврей. Я бы не сказал. Он просто аморфный человек, у него нет стержня”.

Характеризуя высказывания и поступки украинского Президента, в том числе относительно белорусского государства, Александр Лукашенко сказал: “Нельзя так поступать. Я к нему, как к ребенку, относился: и это надо, и то. Да я ко всем так относился”. Такое отношение, по его словам, поддерживалось и Главой российского государства Владимиром Путиным, который считал, что Владимиру Зеленскому надо дать шанс проявить себя.

“А в какой момент Вы в нем разочаровались, в Зеленском? Когда поняли, что что-то не то?” – уточнил журналист.

“Не помню, как-то накапливалось. Я вообще человек стабильный в этом отношении. Если я к человеку хорошо отношусь, то разочароваться – надо время. Я всегда ищу, за что зацепиться хорошее. И я к Зеленскому (относился. – Прим.) так: ну молодой, не сообразил и прочее. Это накапливалось. Но когда он в открытую начал заявлять: “Америка – это мы, давай сюда, а Россия и Беларусь – это враги” –  это уже крыша поехала”, – сказал белорусский лидер.

Во время интервью Владимир Соловьев спросил у Главы государства о событиях августа 2020 года, когда Президент посещал расположенный недалеко от границы с Польшей Гожский полигон. Перед выборами НАТО как раз начала сосредотачивать свои силы недалеко от белорусских рубежей.

“Вы были готовы к войне на границе с Польшей, потому что …” – начал журналист.

“Больше, чем готовы”, – подчеркнул Александр Лукашенко.

Он напомнил, что одним из планов протестующих было раскачивание ситуации внутри страны и обращение к НАТО с просьбой ввести войска для урегулирования конфликта. “Пригласили бы НАТО буквально на мгновение. И представьте ситуацию: пригласили сюда НАТО, и что? Вот тогда была бы война”, – заявил Глава государства.

“Третья мировая”, – добавил ведущий.

“Да”, – поддержал его мнение белорусский лидер.

Александр Лукашенко в интервью рассказал, как белорусская сторона намерена реагировать на действия властей Украины, и почему, несмотря на жесткую риторику, продолжается торгово-экономическое сотрудничество с этой страной.

“Вы для них (Украины и ее властей. – Прим.) сделали с 2014 года больше, чем кто-либо”, – отметил в ходе интервью Владимир Соловьев.

“По просьбе вашего Президента и моего друга (Президента России Владимира Путина. – Прим.), чтобы вы знали”, – заметил на это Александр Лукашенко.

Журналист продолжил: “Вы сделали для них больше, чем кто-либо, а они Вас предали. В самый ответственный момент сначала стали поставлять боевиков и оружие, потом еще попытались поиграться непонятно в какие спецслужбы с нашими ребятами, в задержание, а потом еще ввели впереди планеты всей против вас санкции”. Учитывая все это, он высказал суждение, что Президент Беларуси относится достаточно мягко к властям Украины.

“Я же не журналист. Я же Президент. И вообще я человек такой: воевать так воевать, если нужно это; работать так работать в разных режимах. Поэтому вы не думайте, что я буду смотреть сквозь пальцы на все то, что они сотворили. Вы правильно сказали, но здесь дело не в личном. Беларусь в целом к ним хорошо относилась. Мы с ними наторговали в прошлом году, представляете сколько, – это второй партнер в торговле за прошлый год, почти $7 млрд., – сказал Александр Лукашенко. – И в основном это наши поставки туда, продовольствие. Когда-то Украина всех нас кормила в Советском Союзе. Сейчас мы поставляем, Россия поставляет, в том числе переработанные продукты, и так далее, не называю фирмы. Мы им поставляем вместе с россиянами одинаковое количество нефтепродуктов. Литва там на полтора миллиарда, вроде, поставляла – Мажейкяй (Мажейкяйский НПЗ. – Прим.), через Беларусь. Сейчас мы закрыли эти поставки”.

Президент подчеркнул, что продолжение сотрудничества с Украиной – это в том числе помощь обычным людям, украинцам. Например, как в случае с недавними поставками дополнительных объемов электроэнергии. “Если бы мы им не поставили электроэнергию, рухнула бы вся система”, заметил он.

Что касается, например, поставок в Украину нефтепродуктов, чем занимается не только Беларусь, но и Россия, Александр Лукашенко акцентировал внимание на сказанном выше тезисе: “Воевать, значит воевать”. “Если мы не воюем, так и не надо париться”, – сказал Президент.

По его словам, даже если допустить возможность начала военных действий, то на поставляемых из Беларуси и России ГСМ в Украине “один день будут ездить”. “До границы, может, доедут, а дальше что? Они с колес работают, мы это хорошо знаем. Поэтому я не зря вам бросил фразу: слушайте, воевать, значит, воевать”, – заявил Александр Лукашенко.

Отвечая на вопрос, есть ли шанс сейчас не воевать, Президент сказал: “Есть, все будет зависеть от них. От власти. От армии украинской”.

Но Глава государства согласился с тем, что в Украине власти зависимы в своих решениях: “Я это знаю не из СМИ. Знаю, как это делается. Как вы говорите, у нас спецслужбы тоже неплохо работают, мы это прекрасно знаем, что их к этому толкают. И даже Зеленский (Президент Украины Владимир Зеленский. – Прим.), прости меня, первый раз скажу, безголовый, хотя я не ожидал, что он себя так будет вести. Он уже начал кричать: нет-нет, войны не будет, войны нет и так далее. Они уже его сейчас в “стойло” пытаются загнать, чтобы он говорил, что война будет, мы нападем и прочее”.

“Опасность одна – что они предпримут очень серьезные акции в направлении Донецка и Луганска, Донбасса”, – считает Александр Лукашенко.

Журналист поинтересовался, какова в этом случае будет реакция белорусской стороны. “Я же сказал публично недавно, когда украинец задал мне вопрос на “Большом разговоре”: ребята, вы будете безумцами, если вы столкнетесь с Россией, и мы будем не с вами”.

Александр Лукашенко напомнил и о сказанном недавно в Послании белорусскому народу и Национальному собранию: “Если они начнут воевать, я же сказал в Послании, против нас или против России, значит, мы будем воевать, защищать”.

Владимир Соловьев в связи с этим спросил: “А если они начнут войну против Донбасса, как себя поведет белорусская армия?”. “Точно так, как российская”, – заявил Александр Лукашенко.

“То есть это будет совместный ответ?” – уточнил журналист.

“Естественно. Слушайте, что мы тут шутки шутим на южной границе сегодня? Но не мне ж вам объяснять”, – подтвердил Глава белорусского государства.

Александр Лукашенко назвал ситуацию в отношениях с Литвой тяжелой и грозящей серьезными последствиями для этого государства.

“С Литвой тяжелая ситуация?” – спросил интервьюер.

“Тяжелая”, – подтвердил Президент.

“Как-то надо сейчас думать, что делать, искать пути и разговаривать с Россией, чтобы цены остались комфортные, правильные”, – предположил журналист, подразумевая прежде всего ситуацию с транспортировкой калийных удобрений.

“Мы разговариваем. Давно разговариваем с Россией”, – ответил Александр Лукашенко.

“Но Литва потеряет все?” – уточнил Владимир Соловьев.

“Литва может допрыгаться, – заявил белорусский лидер. – Они зря это затеяли. Никакая Америка и Европа им не поможет”.

“На 30% бюджет формировался за счет Беларуси. А сейчас что? Они думают, что им сейчас европейцы или американцы это компенсируют? Нет. Завтра сменится в Америке Президент, власть, и новая власть, как это обычно бывает, забудет, что делала старая и обещала. Вот и все”, – подчеркнул Александр Лукашенко.

В этой связи журналист также напомнил, что Литва выступила против Китая. Однако Президент обратил внимание, что это было не самостоятельное решение литовского руководства: “Вы же знаете, кто к этому их толкнул. Им это надо было? Не надо”.

На уточняющий вопрос, удалось ли найти возможность и транспортные потоки для поставок белорусского хлоркалия помимо литовского направления, Глава государства отметил, что рассматривалось соответствующее предложение от представителей украинского бизнеса о перевалке через порты Одессы. Однако впоследствии украинцы отказались от этой идеи.

“Собственники по башке получили секунд за 20 после того, как эти идеи высказали?” – спросил журналист.

“Через несколько суток, да”, – ответил Президент.

“А Вы искренне считали, что они смогут сделать это мимо американцев?” – уточнил Владимир Соловьев.

“Я-то понимаю тренд, но я не думал, что они таким образом ответят, – сказал белорусский лидер. – Почему не думал? Потому что они понимают, что все равно мы отгрузим этот калий”. Александр Лукашенко отметил поддержку российской стороны в решении вопроса о перевалке белорусских удобрений через их территорию.

Журналист поинтересовался, какие погоны нашиты на военную форму, которую носит Глава белорусского государства.

“Герб. Я подполковник по званию, – ответил белорусский лидер. – Я же не могу себе генералиссимуса звезду повесить или генеральскую. Путин – полковник, обещал мне полковника присвоить – до сих пор не присвоил”.

“Как Вы себе представляете, что Президент независимой Беларуси является полковником российской армии?” – недоумевал Владимир Соловьев.

“Ну и что? Это же моя проблема, а не ваша! Пообещал – делай!” – отреагировал Президент.

На замечание журналиста, что Александр Лукашенко служил не в российской армии, а в советской, Глава государства сказал: “Она была и российская, и белорусская. Присвой мне звание полковника Советской армии”.

“Советской тоже не может, потому что тогда будут говорить: “Вот, мы говорили, что Путин хочет восстановить Советский Союз!” – высказал свою точку зрения Владимир Соловьев, признав при этом, что идея с присвоением звания – красивая. “Вы хотите, чтобы полковник Путин Вам присвоил звание полковника и было два полковника? – добавил журналист. – Будет два полковника во главе России и Беларуси?”

“Мы ему потом присвоим звание генерала”, – в тон журналисту ответил Александр Лукашенко.

Ранее Президент Беларуси пояснял, что имеет звание подполковника. Что касается генеральских званий, а также звания полковника, то согласно белорусскому законодательству они присваиваются только Указом Президента. “Я же не могу себе присвоить полковника”, – отмечал Глава государства.

Аналогичное отношение у белорусского лидера и к государственным наградам. Он признался, что у него есть только церковные и зарубежные награды. “У нас государственными наградами награждает Президент. Я не могу сам себя наградить. Даже если бы и понимал, что я что-то заслуживаю. Ну, у меня нет этой проблемы (речь о факте отсутствия отечественных наград. – Прим.). И я очень радуюсь, когда подписываю Указ о награждении кого-то”, – сказал Президент.

Александр Лукашенко лишь упомянул, что у него “еще с тех времен” есть награда за охрану государственной границы, когда он проходил службу в пограничных войсках.

Во время интервью Президент Беларуси заявил, что на пространстве от Бреста до Владивостока существует одно Отечество, но два государства: “По поводу “от Бреста до Владивостока”, это мировоззренческое мое убеждение. Я всегда об этом говорил. Просто россияне не хотели это слышать и говорить об этом, особенно ваш брат (представители СМИ. – Прим.). У нас сложилась ситуация – Отечество одно, а государства два”.

Он напомнил, как после победы на выборах в 1994 году приехал в Москву на встречу с Президентом России Борисом Ельциным.

“В середине 90-х после распада Союза первые президентские выборы. Я случайно победил. Тогда Россия и Ельцин поддерживали Кебича (Председатель Совета Министров Беларуси с 1990 по 1994 год Вячеслав Кебич. – Прим.). Это была основная альтернатива (не для меня, для наших нацменов – Шушкевича и иже с ними). Зенон Позняк, Шушкевич – одна команда, а Кебич – это вторая. И Ельцин, конечно, поддерживал его. А получилось, что эти две силы первое место не заняли, и я с 80 с лишним процентами во втором туре после сфальсифицированного первого (я уже это знаю точно) победил”, – вспомнил Александр Лукашенко события той электоральной кампании.

“И я приезжаю в Москву. Борис стоит, и трудно было понять, о чем он там думает. Но я увидел вот эту настороженность. Я захожу, и он в дверь заходит одновременно и на меня смотрит. И такая немая пауза. Но я среагировал быстро и говорю: “Борис Николаевич, если Вы думаете, что я приехал в чужую страну и чужую Москву, то Вы ошибаетесь. Это и моя Москва”, – продолжил Президент.

В свою очередь Владимир Соловьев отметил, что в 1994 году Глава белорусского государства для Бориса Ельцина был человеком, который выиграл вопреки. “Заходит человек, который практически единственный на постсоветском пространстве был против “Беловежского сговора”. Поэтому для него как раз была настороженность, потому что, если посмотреть, то ведь Вы постоянно были контрапунктом, Вы были все время против той позиции и того пути, который выбрал Ельцин и его команда младореформаторов, – сказал он. – Вы показывали, что Беларусь не олигархическая. И Вы отошли от этого пути”.

Один из вопросов интервьюера касался отношений с Россией и с поведением отдельных представителей руководства этой страны, крупных компаний. Об одном из таких эпизодов, произошедшем не так давно, упомянул белорусский лидер: “Мы покупаем у вас нефть по мировой цене. А нам говорят, надо $14 или сколько-то долларов сверху заплатить за то, что мы вам поставляем нефть. Я говорю на переговорах: “Это неправильно”. И Путин поворачивается: “Вы что, с ума сошли?” – задает вопрос российским членам Правительства. Он же прав”.

“Какие-то торгаши пытаются нажить 20 копеек, но вы с ними разберетесь”, – отреагировал журналист.

“Когда мне перестали поставлять нефть (из России. – Прим.), что я должен был сделать? Я говорю: “Ильхам (Алиев, Президент Азербайджана. – Прим.), дай, пожалуйста, мне пару танкеров нефти, через Украину “вражескую”. И мы в Одессе выгрузили и поставили”, – добавил Александр Лукашенко.

“А вот это зря”, – высказал свою точку зрения Владимир Соловьев.

“Не зря. У нас бы остановилась экономика. Что значит зря? – заявил Глава государства. – Это вы зря так поступили”.

“Это я согласен”, – ответил журналист.

“А остальные меня дубасили во всех средствах массовой информации и подвели под многовекторность – “он на двух стульях”, – сказал Александр Лукашенко. – Никогда этого не было, никогда, даже в самый острый период (двусторонних отношений с Россией. – Прим.)”.

“Вы же всегда можете снять трубку, позвонить Путину – этот вопрос будет решен”, – считает телеведущий.

“Снял и позвонил. Говорю: “Если вы считаете, что меня этим можно уколоть, – ошибаетесь. Безопасность и оборона – святое”, – образно выразился Глава государства, подтвердив неизменный курс Беларуси на сотрудничество с Россией в вопросах обороны и безопасности.

По словам Президента, российская сторона предоставила площадку, на которой сейчас реализуется проект по созданию дополнительной инфраструктуры, чтобы увеличить мощности по перевалке белорусских калийных удобрений через порты России. Глава государства уточнил, что проект реализуется за счет частных инвестиций из Беларуси. “Сейчас надо очень сильно активизироваться, чтобы мы с колес начали грузить этот хлоркалий хотя бы через год”, – сказал Александр Лукашенко.

В этой связи Владимир Соловьев предположил, что может быть уместным содействие нового посла России в Беларуси Бориса Грызлова: “Сейчас очень сильный посол России в Беларуси. Может, есть смысл такого рода проекты осуществлять, как в советское время, когда на проектное финансирование с высокого государственного уровня и с одной и с другой стороны идет максимальная помощь, чтобы не было никаких попыток повлиять, нагреть руки”.

Александр Лукашенко отметил, что планирует обсудить эту тему в разговоре с Президентом России Владимиром Путиным: “Мне нужна будет поддержка в плане того, чтобы задержки не было, волокиты этой – отвода, разрешений…”

Глава государства в интервью Владимиру Соловьеву ответил на вопрос о том, каким видит будущее сыновей после того, как он оставит пост Президента.

Рассказывая про младшего сына Николая, Александр Лукашенко отметил его неординарные способности в химии и биологии, что подтверждают и эксперты высокого уровня в этих научных областях: “Специалисты, которые его тестируют часто (я прошу Академию наук), говорят, что он уже вуз закончил, ему нечего делать в вузе”.

“Вы видите его ученым?” – уточнил журналист.

“Я, честно говоря, никак его не вижу”, – ответил Президент.

“То есть, что выберет сам?” – спросил Владимир Соловьев.

“Да, я жду его этой реакции”, – сказал Александр Лукашенко.

Во время интервью журналист также задал вопрос, уже много раз звучавший ранее от представителей разных СМИ: рассчитывает ли Александр Лукашенко, что кто-то из его детей сменит его на посту Главы государства. И по этому поводу Владимир Соловьев даже привел “любимый анекдот оппозиции”: “Доколе будет править… До Коли”.

Белорусский лидер подчеркнул, что ни у кого из его сыновей нет президентских амбиций: “Мои дети, честно Вам говорю, наелись президентства”. Показателен в этой связи пример старшего сына Виктора Лукашенко, который был помощником Президента по национальной безопасности, в звании генерал-майора, но оставил этот пост и позже был избран Президентом Национального олимпийского комитета. “Он сказал: “Нет, папа, я не хочу больше на государственной службе, я наелся”. Я говорю: “Хорошо, в спорт можешь ты, как Дима, средний, пойти?” Долго думал (он же был у меня первым заместителем (занимал должность вице-президента НОК. – Прим.), и, когда я ушел, его избрали”, – рассказал Глава государства.

Кроме того, пребывание на посту Президента несет угрозу физического устранения, на что обратил внимание во время беседы Владимир Соловьев, спросив: “Вас пытались убить?”

“И сейчас пытаются. Даже ты сейчас сидишь рядом со мной и не знаешь этого, через месяц скажу”, – ответил Александр Лукашенко.

“Детей пытаются убить?” – уточнил журналист.

“Это запредельно. Это не красная линия, это уже что-то большее”, – сказал Президент.

Александр Лукашенко охарактеризовал беглых, которые за рубежом призывают к санкциям в отношении Беларуси. “Это бандиты, которые воюют против государства”, – сказал Президент.

Журналист поинтересовался, есть ли у них дорога назад. “Я же недавно сказал… (в Послании белорусскому народу и Национальному собранию Александр Лукашенко дал совет беглым: домой, кайтесь и становитесь на колени! – Прим.). Я, может быть, несколько фигурально высказался, по-соловьевски, а на самом деле так. Я что, за ними пойду туда? Нет. И потом, многие, наверное, поняли, что я тут уже их реабилитировать хочу, даже преступников, – ничего подобного. Я же сказал: будет создана общественная комиссия, – отметил Президент. – Специалисты и те, кого они убить хотели, журналистов. Это же правда. Вот они примут решение. Примут решение сидеть – будут сидеть”.

“И потом, Вы не заметили фразу, пропустили, что есть практика, если лицо хочется сохранить: подкиньте их на границу, мы их заберем. Это то, что сейчас делает Польша и Литва с беженцами. Они их избивают до полусмерти, а иногда трупы подбрасывают нам на линию границы, мы их забираем. Это такая шутка была, но если хотите сохранить лицо – пожалуйста”, – добавил белорусский лидер.

Александр Лукашенко высказался и о спортсменах, в том числе тех, чья спортивная карьера завершена, которые уехали из страны, выступив против него: “Когда им предложили на Западе эту обертку от конфетки, они увидели там конфету, видимо. Потому что сейчас сидят же без денег, без всего”.

Глава государства подчеркнул, что все годы своего президентства прикладывал все усилия для развития видов спорта, содействовал профессиональному росту спортсменов. “Я знаю каждого спортсмена. Я лично очень хорошо знаю ту девушку, пловчиху нашу, как спортсменка была неплохая, хорошо плавала, очень хорошо. Много помогал. Без меня практически ни один вид спорта, ни один спортсмен, который засветился высоко, не поднимался”, – сказал он.

Владимир Соловьев также задал вопрос о Павле Латушко, отметив, что в отношении многих людей это история в том числе личного предательства или разочарования. “Те, которые сейчас Ваши оппоненты, я беседовал с одним, с Латушко, ну, по идее, Вы же его вырастили”, – сказал он.

“Если взять этот персонаж, который Вы назвали, так я разве не досмотрел? Это была моя вина, мягкотелость я проявил на последнем даже этапе, когда он вернулся из Франции послом. Макей (Министр иностранных дел Беларуси. – Прим.), МИД мне предлагали не брать его в кадровый реестр Президента: пусть идет, где-то там устроится и живет, – рассказал Глава государства. – Но он просил на коленях: вот направьте меня в театр Янки Купалы, национальный наш главный театр, который я, кстати, просто из пепла поднял”.

“И когда Макей предложил его не назначать, я говорю: слушай, ну вернулся парень, белорус вроде и прочее, давай назначим на театр, пусть работает. Вот я его назначил. А если бы я Макея послушал, я бы его не назначал и правильно бы поступил. Но назначая, он это недавно говорил, я ему сказал: “Знаешь, Павел, не дай бог, ты предашь страну. Ладно, – говорю, – меня, но если ты предаешь страну, я тебя “повешу”. Ну так, шутя. Он где-то сказал, это была правда. Но вот случилось, быстро перекрасился, переобулся и повел себя таким образом. А то, что наши творческие работники себя так повели, – в большинстве своем они заблудшие, они не враги”, – заявил Александр Лукашенко.

Президент также отметил, что в Купаловском театре знал всех актеров, поддерживал. “Его бы уже давно не было, и причиной тому – наши националисты, как ни странно. Они все это забросили и не смотрели. Назовите, пальцем ткните на карту, хоть один объект, вот такой крупный культурный, и скажите, что там Лукашенко не походил, не профинансировал и не возродил. До низов, до районных центров, до областных. Сегодня просто ничего не надо делать в области культуры материально”, – подчеркнул он.

В интервью Глава государства рассказал, что Виктор Бабарико и его сын решили отсидеться, вместо того чтобы вернуть краденое. Президент напомнил, что ранее говорил на встрече в СИЗО, где присутствовал в том числе и Виктор Бабарико: “Виктор, все что украл – верни. Наворовал – верни. И мы будем потом вести с тобой разговор. Ладно, что у тебя в Турции собственность, я ее не заберу, понимаю, и забирать не буду, но вот это и это ты должен вернуть”.

“И они обсуждали с сыном, стоит ли это возвращать. Решили пока: нет, отсидимся, НАТО придет или Тихановская приедет – всех освободит. Тихановский говорит: “Товарищ Президент, а когда мы выйдем и прочее?” Я говорю: “Что ты сказал? Президент? Твой “президент” в Литве. У нее и спроси, когда ты выйдешь”. А Бабарико честно сказал (о необходимости вернуть украденное. – Прим.), это был сигнал для всех. Но возвращать не хотят, – заметил белорусский лидер. – То, что вывезено через Литву, литовский и латвийские банки, возвращайте, и мы будем обсуждать проблему, там вы будете сидеть или пойдете куда-то. Не хотят”.

Глава государства также высказался и о Марии Колесниковой в ответ на ремарку Владимира Соловьева, что оппозиция и Запад про нее забыли, а раскручивают в основном Светлану Тихановскую. “Я не думаю, что Запад забудет, спецслужбы забудут свою агентуру или резидентуру. Просто, как ты недавно сказал, время надо”, – заметил Александр Лукашенко. 

president.gov.by

Поделиться:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий