Забор на трансграничной территории: негативное влияние на экосистему Беловежской пущи

На основании принятого Республикой Польша закона от 29 октября 2021 года «О строительстве заграждений государственной границы» вдоль границы Республики Беларусь (в том числе в пределах национального парка «Беловежская пуща») начато возведение пограничного заградительного забора.

О недопустимости строительства стены на белорусско-польской границе высказались многие представители научного сообщества Европы. Более 1,8 тысячи ученых в области защиты и управления природными ресурсами обратились к Европейской комиссии с призывом о немедленной приостановке строительства стены до тех пор, пока не будет проведена оценка соответствия этого проекта европейскому законодательству и требованиям охраны природы. Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды при поддержке Комитета госконтроля и НАН Беларуси обратилось с заявлением в адрес Центра Всемирного наследия ЮНЕСКО и генерального секретаря Совета Европы о недопустимости возведения пограничного заградительного забора в Беловежской пуще. Благодаря своим размерам, охранному статусу и практически нетронутой природе национальный парк является уникальной территорией для сохранения биоразнообразия в мировом масштабе.

Какие меры предприняла Беларусь на международном уровне, чтобы обратить внимание на ситуацию со строительством забора? В какую сумму в соответствии с белорусским законодательством оценивается причиненный окружающей среде вред в связи со строительством заградительного забора на территории национального парка «Беловежская пуща»? Как ситуация отразится на популяции диких животных и биоразнообразии? На эти и другие актуальные вопросы ответили участники круглого стола БелТА.

УЧАСТНИКИ: Василий Руденик, заместитель начальника главного управления – начальник управления контроля за работой природоохранного комплекса, лесохозяйственной отрасли и проблем Чернобыля Комитета государственного контроля Республики Беларусь;

Лариса Лукина, заместитель начальника главного управления экологической политики, международного сотрудничества и науки – начальник отдела международного сотрудничества Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси;

Александр Козорез, начальник отдела охотничьего хозяйства Министерства лесного хозяйства Республики Беларусь;

Дмитрий Груммо, заместитель директора по научной работе Института экспериментальной ботаники имени В.Ф. Купревича НАН Беларуси, кандидат биологических наук;

Павел Гештовт, заместитель генерального директора по научной и инновационной работе ГНПО «НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам»;

Дмитрий Бернацкий, начальник научного отдела ГПУ «Национальный парк «Беловежская пуща».

Призывы Беларуси остановить возведение забора в Беловежской пуще не слышат

Совет Европы игнорирует призывы Беларуси остановить возведение забора в Беловежской пуще. Об этом рассказала Лариса Лукина. Она сообщила, что в декабре прошлого года представители ведомства приняли участие в 41-м заседании Постоянного комитета Бернской конвенции, на котором уведомили участников международного договора о ситуации со строительством Литвой и Польшей инженерных сооружений вдоль государственных границ с Беларусью. Спустя два месяца в Секретариат Бернской конвенции Минприроды направило жалобу по поводу строительства забора в Беловежской пуще.

В марте 2022 года в адрес генерального директора Совета Европы по вопросам демократии Снежаны Самарджич-Маркович было отправлено письмо с подписью министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Андрея Худыка с просьбой инициировать перед Советом Европы рассмотрение вопросов о проведении оперативного мониторинга данной ситуации, а также дать правовую оценку действиям Польши в части выполнения требований, изложенных в Бернской конвенции.

6-7 апреля состоялось заседание бюро конвенции, где принимались административные и организационные решения касательно реализации международного договора государствами-участниками. Однако после всех усилий ведомства на этом заседании вопрос о строительстве забора на территории объекта всемирного наследия не был включен в повестку дня. «Это вызывает особое недоумение с учетом того, что рабочий орган международного договора в своем докладе, принятом по итогам заседания в феврале, указал, что угроза, которую представляет забор, выходит далеко за пределы Беловежской пущи, и обратился к бюро Постоянного комитета с просьбой оценить возможное негативное воздействие забора вдоль всей белорусско-польской границы, – отметила Лариса Лукина. – Также в адрес Центра Всемирного наследия ЮНЕСКО направили письмо с просьбой обратить внимание польской стороны на необходимость соблюдения взятых международных обязательств и призвать Польшу прекратить возведение заградительного сооружения».

Уже на более высоком уровне этот вопрос поднял Андрей Худык во время Пятой ассамблеи Программы ООН по окружающей среде, а также специальной сессии ассамблеи. В своем видеообращении он привлек внимание участников к ситуации со строительством забора в Беловежской пуще.

Конвенция ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия и Конвенция Совета Европы об охране дикой фауны и флоры и природных сред обитания в Европе (Бернская конвенция) предусматривают обязанность государств-участников не принимать каких-либо преднамеренных действий, которые могли бы причинить прямо или косвенно ущерб культурному и природному наследию, расположенному на территории других государств – сторон, а также учитывать потребности сохранения районов, находящихся под защитой, с тем чтобы избежать любой деградации таких районов или, насколько это возможно, свести ее к минимуму.

Ущерб – более Br52 млн

Ущерб от строительства Польшей забора в Беловежской пуще составил более Br52 млн. Об этом заявил Василий Руденик.

«Как только мы увидели первые сигналы о том, что Польша планирует возводить забор на границе с Беларусью, мы поставили в известность руководство, и нам была поставлена задача сделать всё, что от нас зависит, чтобы не допустить этого, – рассказал Василий Руденик. – Для того чтобы определить размер ущерба, причиненного Беловежской пуще, необходимо было провести контрольные мероприятия с выездом на место. В соответствии с белорусским законодательством совместно с учеными, представителями Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды была определена сумма, которая составила Br51,8 млн».

Василий Руденик отметил, что для определения размера ущерба использовалось несколько категорий оценки причиненного вреда окружающей среде на территории парка.

«Первая – деградация земель и порча почвы при строительстве заградительного забора. Сумма ущерба при проведении раскопок составила более Br1 млн. Самый большой ущерб принесло воздействие на верхние слои почвы, то есть уничтожение живого напочвенного покрова, лесной подстилки и плодородного слоя почвы. Размер вреда составил Br44,8 млн. И третья категория – деградация земель в результате уничтожения ценных старовозрастных широколиственных и черноольховых лесов – ущерб размером почти в Br6 млн», – сказал Василий Руденик.

По его словам, на законодательном уровне нельзя просчитать негативное воздействие проводимых работ на животный мир, в частности, на птиц, копытных животных и других. «В этом отношении можно определить размер вреда только опытным взглядом природоохранных организаций на уже установившиеся популяции в Беловежской пуще, начиная от самого крупного зубра и заканчивая мелкими птицами», – заключил представитель КГК.

Мнение ученых не учитывалось

При строительстве забора в Беловежской пуще не учитывалось мнение ни белорусских, ни польских ученых. Об этом рассказал Дмитрий Бернацкий. Он проинформировал, что строительство забора на границе Беларуси и Польши повлияло на взаимоотношения с международными организациями. «Беловежская пуща на протяжении долгого времени была объектом взаимодействия между Беларусью и Польшей. Собирались советы ученых, приезжали специалисты, и все серьезные мероприятия всегда проводились с учетом мнения сопредельной стороны. К сожалению, в данный момент механизм взаимодействия между белорусской и польской сторонами нарушен. При строительстве забора не учитывалось мнение Беларуси и, к слову, польских ученых также не спрашивали, – сказал Дмитрий Бернацкий. – Польша обосновывает строительство забора тем, что это имеет государственную значимость, поэтому они не проводили процедуры, которые они были обязаны провести законодательно. Но Беловежская пуща имеет международную значимость. Есть конвенция, которую подписывали белорусская и польская стороны, пункты которой необходимо соблюдать обоим государствам. При строительстве забора положение этого документа об охране всемирного наследия было нарушено».

Он также отметил, что строительство такого крупного инфраструктурного объекта на территории объекта всемирного наследия обязательно должно быть согласовано. «До этого необходимо было провести все необходимые процедуры, в том числе оценку воздействия на окружающую среду. Результаты должны были быть предоставлены в Центр всемирного наследия для оценки специалистами. Насколько я знаю, ничего из этого до строительства проведено не было», – рассказал Дмитрий Бернацкий.

«Все последствия строительства забора оценить сложно, многие из них будут видны позднее. Наиболее очевидным предполагаемым последствием станет воздействие на трансграничные популяции млекопитающих, и прежде всего хищников. Их популяции существовали как единое целое и постоянно происходил генетический обмен, но все же они немногочисленны – не более 100 особей на всю Беловежскую пущу. Она находится под охраной уже длительное время и с польской, и с белорусской стороны. Если брать популяцию оленей, то ситуация не такая критичная. Их популяция многочисленная и в основном располагается на территории Беларуси, – проинформировал Дмитрий Бернацкий. – С точки зрения гидрологии, учитывая то, что забор является капитальным железобетонным сооружением, большая проблема заключается в том, что забор строится, очевидно, без нормального предварительного обследования, проектирования и оценки воздействия на окружающую среду. То есть без того, что должно было проводиться в обязательном порядке. Вследствие этого могут возникнуть серьезные гидрологические проблемы, которые могут привести к трансформации естественных природных процессов, деградации лесов и так далее».

Следующая проблема – появление новых дорог. «Это будет прежде всего на территории польской стороны парка в процессе строительства. Тем не менее Беловежская пуща – это трансграничный объект, а новые дороги всегда являются нарушением. К тому же они способствуют внедрению чужеродных видов, которые потом будут проникать в природные комплексы, нарушая аутентичность парка как естественного комплекса природных систем, – отметил начальник научного отдела ГПУ «Национальный парк «Беловежская пуща». – Как раз нарушение трансграничной целостности Беловежской пущи – самая большая проблема. Если впоследствии этот забор необходимо будет убирать, то это тоже будет проблематично».

Крупных животных стало меньше

Численность крупных животных вдоль границ с Польшей уже сократилась, рассказал Александр Козорез.

«Краткосрочные последствия строительства забора в Беловежской пуще видны уже сегодня, если говорить о направлении охотничьего хозяйства. Наши инженеры отмечают, что численность крупных животных вдоль границ уже сократилась. Это, скорее всего, вызвано фактором беспокойства по поводу процесса строительства и нахождения техники на границе. Долгосрочные проблемы касаются крупных наземных млекопитающих, – считает Александр Козорез. – Национальный парк «Беловежская пуща» располагается в тесном контакте с другими объектами Беларуси, Польши и Западной Европы. Это достаточно мощный миграционный коридор, через который проходит обмен животными на большой территории. Бурый медведь на сегодняшний день четко показывает эту ситуацию. Если его еще буквально 5-7 лет не отмечалось, то недавно он проник через Налибокскую пущу и уже начал пересекать границу с Польшей. Естественно, стена может прекратить этот обмен животными в Беловежской пуще».

Представитель Министерства лесного хозяйства Республики Беларусь подчеркнул, что это не просто проблема генетической популяции. Крупные травоядные животные играют огромную роль в функционировании экосистемы. «Один из самых главных критериев развития этих крупных животных в экосистеме – естественность их перемещения. Они должны естественно ходить по территории заповедника, добывать себе пищу, отдыхать – всё это нарушает стена. Известно и по польским публикациям, что тот же благородный олень в значительной степени кормился на польской территории, а отдыхать уходил на белорусскую сторону», – сказал он.

Александр Козорез добавил, что эти последствия будут заметны через 20–30 лет. «Проблема оград и линейных сооружений в таких густонаселенных регионах, как Европа, стоит достаточно сильно, особенно для крупных млекопитающих. Сегодня многие ученые говорят, что в ближайшие 100 лет большинство представителей так называемой мегафауны (животные весом более 40 кг) начнут вымирать», – заключил представитель Минлесхоза.

Ученый о заборе в Беловежской пуще

По итогу деления Беловежской пущи на изолированные части получатся два объекта, ценность которых уменьшится вдвое. Такое мнение выразил Дмитрий Груммо.

«Национальный парк «Беловежская пуща» имеет статус объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО. И сейчас начинает происходить эксперимент по делению этого объекта на две изолированные части. По итогу мы получаем два объекта, ценность которых уменьшается больше чем в два раза, – отметил Дмитрий Груммо. – Что касается растительного мира, то в процессе стройки локально будет производиться вырубка лесов для строительства самого забора и дорог. Также доставка материала к месту возведения окажет значительную нагрузку на растения, которые располагаются на территории Беловежской пущи. Дамбирование водоемов неизбежно приведет к подтоплению, так как не была проведена оценка воздействия на окружающую среду».

Он добавил, что Беловежская пуща всегда была платформой для трансграничного сотрудничества. «Любой проект, который мы начинали, всегда согласовывался с польской стороной – это элемент нормального сотрудничества. В данном случае подрывается этот метод взаимодействия и уведомления», – сказал ученый.

Большая проблема Беловежской пущи – это проведенная в 60-х годах мелиорация. «Сейчас мы постоянно получаем результат этого воздействия – массовое высыхание лесов и зарастание нелесных территорий. С 1985 года около 12 тыс. га леса погибло за счет понижения уровня воды. Если такая тенденция сохранится, то, по нашим прогнозам, через 100 лет 98-99% территории заповедника будет покрыто лесом, – считает Дмитрий Груммо. – Мы теряем объекты, которые уникальны для биоразнообразия (открытые пойменные болота, луга). Необходимо соблюдать правила землепользования, а также переводить экономически нерентабельные земли в другую категорию и проводить заболачивание, восстанавливая гидрологический режим пущи».

Для Беловежской пущи характерны проблемы с инвазивными растениями. Помимо борщевика и золотарника, отмечается активная экспансия красного дуба, который является нежелательной породой в лесах особо охраняемых природных территорий. Более 20% национального парка подвержено повышенному риску инвазии красного дуба.

Какие животные Беловежской пущи пострадают больше всего?

Павел Гештовт рассказал о том, какие животные на территории Беловежской пущи пострадают больше всего из-за забора на границе Польши и Беларуси. Он отметил, что Национальный парк «Беловежская пуща» ценен как единый трансграничный резерват, а дикие животные не различают границ государств – территория питания для них едина. «Стоит начать с зубра как знакового для Беларуси вида животных. Мы знаем, что зубр уязвим, поэтому генетическое разнообразие этого животного очень низкое.

Популяция была создана всего с 7 особей. Сейчас на территории Беловежской пущи обитают порядка 1,5 тысячи особей зубра – половина из них в Беларуси, а другая – в Польше. Наличие каких-либо барьеров мешает осуществлять генетический обмен. Следовательно, строительство забора негативно скажется на популяции зубра, – рассказал Павел Гештовт. – Если говорить о хищниках, то сейчас препятствий для их перемещения через границу Беларуси и Польши нет. Допустим, если взять рысь, то исследования с помощью GPS-слежения показывают, что территория обитания одной особи рыси может быть как на нашей территории, так и в Польше. За год в зависимости от особи рыси от 40 до 60 раз переходили границу. К примеру, если на территории Беларуси фактор беспокойства меньше, то эти животные выбирают Беларусь для появления потомства. Где-то на территории Польши лучше кормовые условия, поэтому особи уходят туда охотиться и добывать пищу себе и молодняку. Создание забора – капитального сооружения высотой в 5 метров – полностью прекратит перемещение рысей между частями Беловежской пущи».

Ранее не возникало проблем для перехода через границу стран и у волков, между популяциями производился успешный генетический обмен. «Также в Беловежской пуще спустя долгое время появился медведь. В прошлом году он переходил границу минимум 4 раза. Строительство забора повлияет и на эти виды. Для хищников важно генетическое разнообразие, потому что их популяции немногочисленны и имеют маленькую плотность населения. Те же рыси и медведи не могут обитать рядом с человеком и избегают участков, где ведется активная сельскохозяйственная деятельность или есть повышенный фактор беспокойства», – пояснил Павел Гештовт.

В целом Беловежская пуща является достаточно крупным миграционным коридором. Если на его территории устанавливается заградительное сооружение, то обмен между популяциями прекращается. «На нашей территории будет производиться подпитка и рысей, и медведя, но проблемы будут у тех популяций, которые находятся на территории Польши. И опять же это окажет негативное влияние на биологическое разнообразие в едином трансграничном объекте наследия ЮНЕСКО», – заключил представитель Академии наук.

Поделиться:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий